Пятница , 20 Октябрь 2017
Вы здесь: Главная | Библиотека | Статьи | История | ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В КУМЫКИИ

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В КУМЫКИИ

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В КУМЫКИИ

В начале XVI в. границы шавхальства Тарковского простирались с севера на юг — от Кабарды и р. Терек вдоль Каспия до владений уцмия Кайтагского — и от Каспийского моря на запад до владений Аварского ханства. По словам известного ученого-этнографа С. Ш. Гаджиевой, основным населением шавхальства Тарковского были кумыки. В нем с кумыками были объединены и лакцы (до середины XVII в.); отдельные горские общества, чеченцы, жившие в пограничных с Дагестаном горных районах, ногайцы, кочевавшие на Терско-Сулакской низменности и др., шавхалами облагались податями.

Шавхалы Тарковские в этот период являлись могущественной силой. С ними считались все владетели Северо-Восточного Кавказа. Шавхал Тарковский в это время носил титул валия дагестанского. Это означало, что шавхал по роду своему был старшим из всех владетелей и сильнейшим из них, имевшим влияние и на вольные общества Дагестана. Известный турецкий путешественник XVII в. Эвлия Челеби называл шавхала «дагестанский падишах». По мнению профессора Р. М. Магомедова, этот сан тесно связан с золотоордынским господством. Политика Золотой Орды в завоеванных странах преследовала цель укрепления своего господства. Золотоордынские ханы в покоренных землях активно привлекали на свою сторону местных владетелей. В период их господства шавхал Тарковский выступал по отношению к местным владетелям в роли баскака — сборщика дани. С этой ролью надо связать и появление титула валия, ибо шавхалы, будучи баскаками, вместе с тем считались старшими среди остальных правителей. С распадом Золотой Орды ослабло старшинство шавхала над владетелями Дагестана.

Во второй половине XVI в. начало обнаруживать тенденции к децентрализаци. Вся централизаторская политика престарелого Сурхай-шавхала, пришедшего на смену Чопан-шавхалу, не привела к упрочению пошатнувшегося положения шавхальства Тарковского и разбивалась о сепаратистские тенденции удельных правителей. Сепаратистские устремления удельных владетелей особенно усилились к концу жизни Сурхай-шавхала в связи с обострением классовых противоречий и усилением вмешательства во внутренние дела Дагестана иранских и турецких сил.

Политическую обстановку, сложившуюся в этот период, азербайджанский историк XIX в. А.-К. Бакиханов назвал «смутным». После смерти валия Дагестана шамхала Чопана в 1577 г. в Бойнаке, между его сыновьями разгорелась междоусобица. Старший сын покойного шавхала правил в Бойнаке и Тарки, Мухаммед в Казанище, Андий — в Кафыр-Кумухе, Гирей – в Гили. Каждый из них управляли своими владениями самостоятельно.

В ходе же этой междоусобной борьбы один из сыновей Чопана — Султан-Махмут, рожденный от кабардинки из знатного рода Анзоровых, с помощью своих родственников утвердился в Засулакской Кумыкии, избрав своей резиденцией сел. Эндирей. По названию резиденции владение его стало называться Эндиреевским. По сведениям А.-К. Бакиханова, сыновья Чопан-шамхала категорически отказались выделить удел своему младшему брату Султан-Махмуту, почитая его чанкой. Но Султан-Махмут не собирался отступать. Собрав войско из черкесов, он направился против своих нерадивых братьев и заставил их силой оружия выделить ему во владение надлежащие земли в Терско-Сулакском междуречье. В последующем, в исторической литературе эти земли известны под названием Кумыкской плоскости. По мнению профессора А. Акбиева, на Кумыкской плоскости когда-то обитало многочисленное население, имелись богатые города и селения. Но вследствие разорительных походов ордынских завоевателей, военных действий между Хулагуидами и Золотой Ордой, театром для которых служила Кумыкская плоскость, кровавого нашествия Тамерлана, произошло запустение, почти полное обезлюдение этого края, не считая лишь незначительных поселений, жители которых были полны решимости с оружием в руках встретить врага и отстоять свою независимость. Такими поселениями в то время были Эндирей, Аксай и Гельбах. Прибытие Султан-Махмута в урочище Чир-юрт было событием исключительным для Кумыкской плоскости, эпохою ее возрождения и заселения. По сути, Эндиреевский удел сложился в результате объединения нескольких сельских общин – Гуенской, Тюменской и Бороганской — которые впоследствии играли роль кварталов селения. Особенно значительным было Гуенское сельское общество, имевшее до переселения в Эндирей представителей шавхальского рода собственного князя, благодаря чему все селение иногда называли Гуен-кала (Гуенская крепость). После смерти Султан-Мута Эндиреевское владение перешло к сыновьям Айдемиру и Казаналипу. Впоследствии его внуки и правнуки, получив свои уделы, поселились: один в Аксае, другие в Костеке и Кази-Юрте.

В 40-х гг. XVII в. Султан-Махмут выделил одному из своих младших сыновей Алибеку земельный надел в среднем течении р. Аксай. Спустя несколько лет после смерти отца, сын в 1651 г., поселился в кабаках у р. Аксай и один из них избрал своей резиденцией, дав ему название р. Аксай, на правом берегу которой он и расположен. Кабак, названный по имени реки, быстро перерос в городок и приобрел политическое значение как центр нового феодального государственного образования — Аксай-бийлик. С этого времени им правили феодальные владетели — бии, потомки легендарного Султан-Махмута, и старший владетель носил титул «уллу-бий».

Костек был основан в 60-70-х гг. XVII в. Алишем Хамзиным. Хамза же являлся сыном Казаналипа, уллу-бия Эндирея. Постепенно он разросся и к началу XVIII в. стал «стольным градом» формировавшегося тогда феодального государственного образования- удельного княжества «Костек-бийлик».

Почти одновременно с Эндиреевским владением выделяется на северо-западе шавхальства Эрпелинский бийлик (удел), владетель которого с 1595 г. находился «под государевою рукою», т.е. вступил в дипломатические связи с русским царем. Правитель Эрпелинского бийлика Будачей еще в конце XVI в. имел в своем распоряжении до 400 чел. конных, что являлось внушительной силой для того времени. О происхождении эрпелинских владетелей нет достоверных сведений. По преданию, основателем этого владения являлся выходец из рода аварских ханов, тюрков по происхождению и самосознанию, Исмаил, изгнанный из Аварии и обосновавшийся вместе с братом своим Карланом в местности Гурбек, откуда со временем резиденция его была перенесена в Эрпели.

Одним из первых выделилось из шавхальства Тарковского Бойнакское владение, охватившее земли от Бойнака до границ Кайтагского уцмийства на юге. Владетели Бойнака носили титул крым-шавхалов или ярым-шавхалов. Хроника Мухамед-Рафи, датирующаяся XV столетием, наравне с могущественным тарковским шавхалом называет крым-шавхала Бойнакского, как независимого владетеля, являвшегося полностью самостоятельным. Однако с конца XVI и начала XVII в. Бойнакское владение теряет свою самостоятельность и становится зависимым от шавхала Тарковского. Бойнакский владетель находился в междоусобной борьбе с шавхалом Тарковским, уцмием Кайтагским и казанищенским князем.

От шавхальства Тарковского обособилась часть селений, составившая Мехтулинское ханство, название которого происходит, как говорилось выше, от имени его основателя Кара-Мехти. Возможно, что при децентрализащии шавхальства, когда каждый более или менее сильный представитель шавхальского рода стремился захватить себе удел и закрепиться в нем, Мехти и обосновался в этой части шавхальства. Сначала он подчинил себе Аймаки, Охли, Доргели, а со временем различными способами и средствами ему удалось распространить свою власть на Дженгутай и другие селения. Согласно имеющимся сведениям в конце XVI в. в каждом из сел, вошедших в состав Мехтулинского владения, количество воинских сил было следующим: «Кабак Ухли, а в нем шевкалов зять, у него 50 человек конных; кабак Дергели» в нем «жил сын Крым-Шевкалов Мехде», в распоряжении которого имелось «100 человек конных»; кабак «юнгутей» (Дженгутай — М.-П. А.), а в нем жил племянник шавхала Сурхай, у него имелось «100 человек конных». Роль Мехтулинского ханства в политической жизни значительно возросла в XVIIIXIX вв. Экономические позиции ханства определялись тем, что через него проходили важные торговые пути. Мехтулинским ханам подвластное население несло натуральные и денежные повинности. Это позволяло им вести активную внешнюю политику.

Бамматулинское владение также обособилось от шавхальства Тарковского в XVII в. Резиденцией Бамматулинского владения в первой половине XVII в. являлся Кафыр-Кумух. Название данного владения произошло от имени сына шавхала Андия Баммата, сумевшего себе подчинить окрестные села. Примечательно, что Бамматулинский владетель Баммат вступил в подданство России в 1637 г. и отправил в Терки аманатом своего сына Албирю. Наиболее известных из бамматулинских князей второй половины XVII в. источники называют Умархан-мурзу, Арслан-бек-мурзу Кафыр-Кумухского, Будай-мурзу Казанищенского, вступивших в русское подданство. Следует отметить, что Бамматулинское владение в XVII в. не играло заметной роли в политической жизни. Оно где-то соперничало с Тарковским шавхальством. Его владетели проводили самостоятельную политику, хотя во многих вопросах ориентировались на шавхалов Тарковских.

Карабудахкентское владение занимало весьма важные стратегические позиции, так как и через него проходила трасса приморского международного торгового пути (шелковый путь).

Власть у «Карабудацкого князя» в конце XVI в. опиралась «на 100 человек конных». В 1614 г. «Сурхай- князь Карабудацкой з детьми же» шертовал царю. Во внешнеполитических вопросах карабудахкентские владетели XVII в. находились под влиянием тарковских шавхалов. В вопросах же внутренней политики карабудахкентские владетели были самостоятельны и тарковские шавхалы не вмешивались в их дела. Это было залогом хороших отношений между тарковскими и карабудахкентскими владетелями в XVII в.

В конце ХVII в. из Тарковского шавхальства выделилось и Утемышское султанство. В конце ХVI в. в «Утемишеве кабаке у князя Халибека в распоряжении было 300 всадников». Это была внушительная сила. Она позволила утемышским султанам несколько обособиться от тарковских владетелей, продолжавших претендовать на главенство среди кумыкских феодальных владетелей.

В XVII в. титул шавхала носили только кумыкские владетели. В источниках XVII в. из кумыкских шавхалов известны Андий, Айдемир, Эльдар и Будай. Нам до настоящего времени известны не все детали политической децентрализации крупного шавхальства Тарковского на отдельные уделы, во главе которых стояли члены того же шавхальского дома. Таким образом, шавхальство, бывшее крупным политическим объединением, в конце XVIXVII вв. состояло из отдельных кумыкских феодальных владений. Владения самих тарковских и эндиреевских правителей, образовавшиеся на Кумыкской плоскости в ходе политических процессов шавхальства, стали играть большую политическую роль и в истории Дагестана.

Причины децентрализации власти шавхальства коренились, во-первых, в отсутствии широких экономических связей между отдельными его частями. Кроме того, господство натурального хозяйства, формы взимания натуральной ренты мешали сосредоточению богатства у шавхалов. Большая часть натуральной ренты присваивалась феодалами-беками и зажиточной верхушкой узденства. Усилившиеся местные владетели проводили собственную политику. Тесно связывая свои интересы с интересами местной феодализирующейся знати, они стремились удержать в своих руках земельные владения и повысить их доходность. Децентрализация в шавхальстве привела к значительным сдвигам в социально-экономической и политической истории кумыков.

Последствиями властной децентрализации шавхальства явились: во-первых, отностиельное ослабление обороноспособности кумыкских земель; во-вторых, создание искусственных барьеров, тормозивших торгово-экономическое развитие Кумыкии, когда феодалами взимались всевозможные пошлины с провозимых через их территорию товаров.

Абдусаламов М.-П., кандидат исторических наук

Рассмотрено и передано для опубликования решением общего собрания краеведческого общества «Анжи-Кала» от 24.06.2016 г.

Вверх