Пятница , 20 Октябрь 2017
Вы здесь: Главная | Библиотека | Статьи | История | АЛАНСКИЕ ТЕРРИТОРИИ В СОСТАВЕ ХАЛИФАТА

АЛАНСКИЕ ТЕРРИТОРИИ В СОСТАВЕ ХАЛИФАТА

АЛАНСКИЕ ТЕРРИТОРИИ В СОСТАВЕ ХАЛИФАТА

Р.Т. Хатуев

(Карачаево-Черкесский институт гуманитарных исследований Правительства КЧР)

Первое знакомство арабов с кавказскими аланами относится к периоду Праведных халифов, а именно – к годам правления Умара I б. аль-Хаттаба, когда его кавказским наместником – в 642-643 гг. – был Хузайфа ибн аль-Йаман аль-АбсиПоследний являлся известнейшим из асхабов /сподвижников/ Пророка и обладал многогранным талантом. Как храбрый воин еще при жизни пророка лично участвовал в целом ряде сражений, лично воплотил идею первой спецслужбы государства мусульман, получив эпитет «Хранитель тайны Посланника Аллаха». Известен хадис пророка: «Верьте тому, что рассказал вам Хузайфа».

Непосредственно же мусульманскими войсками на кавказском направлении командовал Сурака б. Амру. Из его войск первым «Аланских гор» (араб. Джибаль ал-лан) в 642 г. /22 г.х./ достиг отряд, которым командовалХудайфа б. Асид. Персидская летопись называет его Худайфа б. Асад и гласит, что его отряд по приказу Сураки в том году был направлен к «Проходу аланов» (перс. Дарбанд-е ал-лан). Арабы прибыли «к тем горам /кух/ и городам /шахр/, которые лежат напротив прохода аланов», в целом Худайфа выполнил поставленную задачу, «укрепил все проходы хазар и аланов».

Вскоре Сурака умер и арабское наступление на Кавказ возглавил Абдаррахман аль-БахилиМусульманеразвернули успешные операции против хазар и в том же году достигли даже их столицы – города Семендера.Предполагается, что они направились на противника через проход Дарьяльский, а не Дербентский и, таким образом, удар был нанесен обходным маневром.

Очевидно в конце 640-х – начале 650-х гг. Халифат утратил значительную часть своих кавказских владений и в 650 г. (29 г.х.) заключил перемирие с Византией. По его истечении в 653/4 г. (32 г.х.) арабы предприняли наступление на кавказском направлении. Осенью 653 г. сирийский наместник Муавия направил в Армению для борьбы с вторгшимися туда румами отряд во главе с Хабибом б. Маслама. Началась кампания, развернувшаяся «на широком фронте от верховьев Евфрата и оз. Ван до Терека». К византийской армии, которую возглавлял патрикий Мавриан, присоединились также отряды абхазов, алан и хазар. Но эта коалиция была разгромлена в результате ночной атаки Хабиба.

После взятия армянской столицы г. Двина и Нахичевана, Хабиб двинулся в Грузию, чей царь (араб. битрик ал-Джурзан) через своего посла предложил мусульманам мирное подчинение с гарантиями. Хабиб на правах кавказского наместника согласился и, прибыв в Тбилиси, подписал гарантийную грамоту.

Такие гарантийные договоренности были заключены с другими княжествами Грузии (Самцхети, Шавшети, Кларджети, Триалети, Кахетии) и «этот список охватывает почти всю территорию Грузии… от Черного моря до Дарьяльского ущелья» /араб. Баб ал-Лан «Ворота аланов»/ (А.П. Новосельцев). Границы Халифата напрямую вышли к пределам Алании с юга.

Таким образом уже в годы Праведных халифов завершилась Первая арабо-хазарская война (642-653) и вскоре Хабиба на посту наместника сменил Хузайфа, вторично пробывший на Кавказе короткое время (655-656).

Кавказские владения Халифата были объединены в единую провинцию Арминийа, которой управлял наместник (амиль). Удачи мусульманских армий того времени объясняются отнюдь их многочисленностью, как утверждают некоторые авторы. По мнению европейских исламоведов, в 636 г., т.е. при Умаре I, за пределами Аравийского полуострова мусульманское войско вряд ли могло насчитывать более 80 тыс. чел., а в правление Османа б. Аффана (644-656) все вооруженные силы исламского государства – от Туниса до восточного Ирана – составляли всего лишь 250-300 тыс. чел. (А. Миллер) Успех воинов ислама обуславливался в первую очередь их моральным превосходством. «Несомненным преимуществом мусульманской армии было понимание того, что наступила новая эпоха, требующая подчинения общему делу, стоящему над личными желаниями и отношениями» (О. Большаков).

При халифах из рода Омейядов продолжался военный натиск на северокавказском направлении; в частности, сохранилось упоминание об «аланском рейде» мусульман (газа-ль-муслимун ал-лан) в 42 г.х., т.е. в 662/3 г.

Новый этап стратегического противостояния Халифата с каганатом связан с деятельностью арабского наместника Арминийи (Южного Кавказа) Джарраха б. Абдаллаха аль-Хаками. Известно, что в 721/2 г. он добился ощутимых успехов в борьбе с каганатом. Арабские войска разбили хазар, отбросив их к Дербенту и подчинив прилегающую этому форпосту округу. Затем мусульманский корпус (по Табари – 25 тыс., по летописи «Дербент-намэ» — 10 тыс., в т.ч. 6 тыс. арабов и 4 тыс. чел. из дружин местных князей) разгромил 40-тысячную армию хазар во главе с сыном кагана, которого звали Барджиль /или Пашенк/. Хазары бежали, потеряв 7 тыс. (мусульмане – 4 тыс.). Продвигаясь к северу, Джаррах занял многие хазарские города, после чего, завершив рейд, вернул войска на зимние квартиры в Шаке (близ г. Нухи).

Очевидно, именно успехи арабов побудили аланских князей сбросить зависимость от кагана. Арабы в данной ситуации становились естественными союзниками алан. Не случайно именно к 721/2 г. (103 г.х.), т.е. ко времени успешного похода Джарраха, относится нападение «турок» /хазар/ на Аланию. О результате этого нападения мы можем судить только по косвенным данным. Думается, хазарам удалось вновь подчинить часть алан.

В 723/4 г. (105 г.х.) Джарраху вновь сопутствовала удача: была захвачена большая добыча, установлен контроль над несколькими городами и крепостями, расположенными за Баланджаром. Указывая, что «Джаррах через страну алан зашел в тыл хазарам в районе Баланджара», А.П. Новосельцев совершенно справедливо пишет, что данный «поход в хазарские тылы был бы возможен лишь при условии, что аланы являлись союзниками арабов» (подчеркнуто мной — Р.Х.). Очевидно, такой союз во многом обуславливался наличием в Восточной Алании мусульманской общины.

Успех мусульман закрепился в следующем, 724/5-м г. (106 г.х.), когда войска, которых возглавлял Хаджжадж б. Абд аль-Малик, повторили поход в Аланию (газа… ал-лан). С населением был заключен мир, введены налоги – подушный (джизья) и поземельный (харадж), а хазарские войска, надо полагать, были изгнаны. Данное обстоятельство прямо указывает на то, что аланы признали себя подданными Халифата, т.е. вошли в его состав.

Лояльное отношение восточных алан позволило в 728/9 г. (110 г.х.) Масламе, вторично (с 725/6 г.) ставшему кавказским наместником /амиль/, совершить поход против хазар через Аланские ворота. «Это можно было сделать лишь при условии хороших отношений с аланами» (А.П. Новосельцев). Именно при поддержке местных алан Маслама, видимо, и смог занять стратегическую крепость в Дарьяльском проходе. Он поставил в ней мусульманский гарнизон, снабжавшийся из г. Тбилиси и располагавшийся на расстоянии 5-дневного пути от крепости. Географ аль-Масуди подробно описывает эту твердыню и мост, перекинутый через большую реку возле нее.

Такая же лояльность восточных алан позволила 729/30 г. мусульманскому войску пройти на Северный Кавказ из Тбилиси, т.е. через Аланские ворота. Поход возглавил Джаррах, который в том году вновь стал наместником. Его войско захватило хазарскую столицу (в арабских летописях: аль-Байда «Белая»), и благополучно вернулось обратно, став на зимовку в Шаки.

В 730/1 г. /112 г.х./ огромное (по арабским источникам, до 300 тыс. чел.) хазарское войско вторглось на Южный Кавказ через Дарьялский проход. В трехдневном кровопролитном генеральном сражении в долине Ардебиля 25-тысчное войско Джарраха потерпело поражение, а сам он геройски погиб. Возможно, в немалой степени это было следствием ошибки наместника, который не послушал своего советника азербайджанца Мердан-шаха, призывавшего ждать подкрепления из Сирии.

Халиф вновь обратился к Масламе, который в третий раз стал наместникам, а до его прибытия на Кавказ сопротивление возглавил талантливый военачальник Саид б. Амр аль-Хараши. Благодаря его полководческому дарованию мусульмане постепенно стали быстро отвоёвывать утерянные было территории. В генеральном сражении в Муганской степи 50-тыс. корпус мусульман разгромил 100-тыс. армию хазар. Во время этой битвы Саид, заметив возле хазарского предводителя Барджиля (сына кагана) насаженную на пику голову Джарраха, «с такой яростью бросился на неприятелей, что прорвался до самого хазарского принца и ударом в голову сшиб его с лошади» (историк Я’куби пишет, что предводитель хазар был убит и его голова послана халифу). Развивая успех, прибывший на Кавказ Маслама занял Дербент, к северу от которого в 732/3 г. была разгромлена армия самого кагана, который был ранен и смог в суматохе спастись бегством. Тогда же в районе Дербента была поселена арабская колония из числа сирийцев численностью 24000 чел.

Мусульманские позиции в Алании восстановил преемник Масламы – Марван б. Мухаммад, двоюродный брат халифа Хишама. В 735 г. /117 г.х./ вернув контроль над аланскими территориями, где занял три крепости (ат-Табари), он прошел через Аланские ворота и двинулся на хазар, «убивая и сжигая все, пока не достиг Самандара», т.е. хазарской столицы.

В 737 г. /119 г.х./ он во главе 150-тыс. армии совершил грандиозный поход против Хазарии, «Быстрый рейд» арабских источников. Он во главе западной колонны вторгся на территорию каганата через Аланские ворота, после чего соединился с двигавшейся со стороны Дербента западной колонной своей армии, которой командовал Асид б. Зафир ас-Сулами Абу Язид, и отрядами примкнувших «горных царей» /мулюк аль-джибаль/.

Мусульмане не только захватили хазарскую столицу Итиль, но, переправившись через Волгу, атаковали хазар по обеим берегам великой реки. Противник был разгромлен (10 тыс. убито, 7 тыс. пленено, остальные разбежались), а голова хазарского командующего насажена на арабскую пику. «Войско хазар было уничтожено, сражаться больше было не с кем ни на восточном, ни на западном берегу Волги» (М.И. Артамонов).

Итак, Вторая арабо-хазарская война (721/2-737 гг.) окончилась для хазар катастрофой на Волге, что побудило кагана в отчаянии запросить о мире. Мерван потребовал принятия ислама главой Хазарии и, после 3-дневных раздумий, каган согласился, попросив «прислать ему учителей для ознакомления с мусульманской религией» и «Мерван направил к нему двух факихов». Каган вместе со своей семьей и некоторыми приближенными принял ислам. Мерван восстановил власть кагана (который вернулся в свою столицу), назвав его своим братом. Эти события в работах советских и российских историков, как правило, затушевываются, но факт остаётся фактом: первой мировой религией, которую принял глава Хазарского каганата, являлся ислам.

Наши коллеги подметили, что все походы арабов на северокавказские территории каганата (Беленджер, Семендер, аль-Байда) в 721-739 гг. (103-121 г.х.) совершались только через Аланские ворота (Дарьял). Конечно же, этого не могло быть без добрых отношений арабов с аланами.

В течение Второй арабо-хазарской войны арабы предприняли множество походов через Дарьяльский проход, т.е. именно через земли Восточной Алании, но – удивительное дело – по признанию историка-кавказоведа и археолога В.А. Кузнецова, «в памятниках этих мест картины катастрофы и ухода населения мы не наблюдаем».

Скупая фраза археолога говорит ни много, ни мало о том, что мусульманские военачальники были весьма гуманны и не тронули восточных /терских/ алан, продолжавших жить на своей земле. И есть повод задуматься о причинах такой гуманности арабских полководцев. Не оттого ли она имела место, что восточные аланы установили дружественные отношения с Халифатом?

Мы не только априори полагаем наличие мусульманства у восточных алан уже на рубеже VII/VIII вв., но и с полным основанием считаем, что в период арабо-хазарских войн Восточная Алания входила в состав Халифата. Археологические и письменные доводы в пользу этого очень даже весомы, в особенности, если брать источники в комплексе. Во-первых, аланы систематически подвергались нападениям и репрессалиям со стороны хазар – врагов Халифата и, в то же время, не подвергались погрому со стороны войск Халифата. Во-вторых, восточные аланы беспрепятственно попускали арабов для походов против хазар. В-третьих, находки монет Халифата в основной массе концентрируются в Восточной Алании (территории совр. Северной Осетии, Ингушетии, Чечни).

Можно полагать даже, что толерантность полководцев Халифата объяснялась принятием исламапо крайней мере, влиятельной частью правящей верхушки Восточной Алании. То, что археологи не выявляют памятников мусульманского культа (развалины мечетей и т.п.) того времени абсолютно ни о чем не говорит. В отличие от христианского богослужения, требующего молельных зданий, богослужение мусульманское – в принципе не нуждается в таковых. Крупнейший отечественный востоковед В. Бартольд в свое время указывал, что «ранний ислам (курсив мой, — Р.Х.) в противоположность христианству тяготел к идее богослужения под открытым небом». Итак, если отсутствие развалин христианского храма /церкви/ указывает на отсутствие христианизации, то отсутствие развалин мечети об отсутствии исламизации говорить не может в принципе.

Аланы и асы в этнической истории регионов Евразии / Материалы Всероссийской научной конференции с международным участием. – Карачаевск: КЧГУ, 2010. С.262-268

Вверх