Среда , 13 Декабрь 2017
Вы здесь: Главная | Библиотека | Статьи | История | К вопросу датировки исторических событий, получивших отражение в карачаево-балкарском фольклоре
К вопросу датировки исторических событий, получивших отражение в карачаево-балкарском фольклоре

К вопросу датировки исторических событий, получивших отражение в карачаево-балкарском фольклоре

К вопросу датировки исторических событий, получивших отражение в карачаево-балкарском фольклоре

А.Б. Чомаев

Известия Карачаевского

научно-исследовательского института.

Вып. 11. — Черкесск:

ИКО «Аланский Эрмитаж»,

2015. С. 39-43

В предлагаемой статье рассматривается вопрос датировки событий, отраженных в карачаево-балкарском фольклоре, на примере определения времени жизни таубия Безенгиевского общества Балкарии – Баксанука (Басханукъ), предка таубиев Суншевых (Суюнчевых) и Урусбиевых, а также событий в Чегемском обществе Балкарии, приведших к смене правящей династии.

Легенды о Баксануке были записаны общественным деятелем Наурузом Исмаиловичем Урусбиевым еще в конце XIX в. и опубликованы Н.П. Тульчинским в 1903 году.[1] Эта версия легенды получила наибольшее распространение; общий её сюжет отражает мотивы неверности и последующей мести. В данной версии, в отличии от других вариантов, содержится конкретное указание имени и фамилии воспитанника Баксанука – Шолоха Таусолтанова (хотя вопрос о том, был ли именно Таусолтанов воспитанником Баксанука, остаётся открытым).

Как предполагает кандидат исторических наук М.И. Баразбиев (которым были выявлены сванские народные песни о набегах, совершенных Баксануком), предания о предке безенгиевских князей представляли собой цикл[2], что подтверждается и обилием версий легенд о нем.

Легенда, приведенная М.И.Мизиевым, рассказывает о жестокости и смерти Баксанука. В ней он назван властолюбивым и коварным, за что и был убит восставшими против него жителями Безенги, которые затем покинули эти места. Данное предание интересно тем, что фиксирует реальный факт переселения части населения Безенги в Баксанское ущелье.[3]

Помимо этого, исследователем А.И.Айбазовым была выявлена еще одна версия предания о Баксануке, записанная Николаем Тавлиновым летом 1899 года. Здесь Баксанук представлен князем баксанским, а не безенгиевским. Сюжет повествует о трагической любви и участии Баксанука в борьбе карачаевцев с крымцами.[4]

В нашей статье расматривается наиболее популярная песенная версия из записей Н.И.Урусбиева. Как выше отмечалось, в ней указан воспитанник Баксанука, который поплатился жизнью за попытку похитить жену своего аталыка. В этой связи любопытным источником является родословная кабардинских князей, записанная А.И. Лобановым-Ростовским и содержащая краткие сведения о кабардинских князьях до середины XVII века. О Шолохе Таусолтанове в данном документе указано: «умер своей смертью».[5] Что, казалось бы, ставит под сомнение достоверность исторической песни. Но там же, об одном из сыновей Шолоха, говорится: «Шантемерука мурза — бездетен, убили в горах».[6] Что вполне соответствует содержанию исторической песни. И судя по всему, в народной памяти осталось имя прославленного отца, заменившее в песне имя малоизвестного сына.

Исходя из того, что скорее всего Баксанук являлся аталыком сына Шолоха, Шолох и Баксанук были примерно одного возраста. Русский документ 1588 г. сообщает, что «черкаские князя со своими улусы, Талостанов род Шолох-князь Тапсароков з братьею и з племянниками и з детьми, да Кайтукин род Тепшанук-князь да Асланбек да Жансох, служат Крымскому и Шевкальскому» правителям[7]. Умер Шолох в 1616 году[8].

Родословная записанная А.И.Лобановым-Ростовским, сообщает и сведения об отношениях искусственного родства с представителями карачаево-балкарских обществ. Так, в данном источнике говорится о том, что «Шарбек мурза, убил ево горской мужик Хорошаев дятка за Хорошаеву кровь».[9] Шарбек был сыном Пышты Тапсарукова, участвовавшего в убийстве Хорошая, сына Шолоха Таусолтанова. Фраза «горской мужик» (таулу — одно из самоназваний карачаево-балкарцев, означающее «горец») и то, что на Кавказе и в том числе у адыгов, была распространена практика давать имена по народу, в котором человек был воспитан в аталычестве[10], дает основание предположить, что Хорошай Шолохов был воспитан у аталыка в Карачае. При этом аталык Хорошая был человеком не княжеского сословия. И что его аталык был одним из тех, кто отомстил за смерть Хорошая Шолохова.

События, получившее отражение в фольклоре — это появление в Чегеме второй династии (Баразбиевы, Балкаруковы, Кучуковы, Келеметовы) и истребление первой (Рачкауовы). Песня-плач по Рачкауовым известна в народе широко. Кроме того, существуют упоминания о тех событиях в таких документах   XIX века, как «Записка о горцах Баталпашинского уезда» Н.Г. Петрусевича и прошение чегемских узденей (верно: чанка — А.Ч.) Эбуевых, Эфендиевых, Тудуева, Соттаева, Гудуева и Джаубермезова 1851г. о признании их прав равными правам чегемских таубиев.

Датировать события, связанные со сменой чегемской династии, пусть и приблизительно, позволяет родословная чегемских таубиев, потомков Анфако, сместивших Рачкауовых. Родословная Балкаруковых и Кучуковых есть в приложении к «Объяснения землевладельцев Пяти Горских обществ Нальчикского округа на проект комиссии по разрешению земельного вопроса в горах»[11]. Приведем одну из прямых нисходящих ветвей из родословной Балкаруковых, приведенной в указанном выше документе (имена как в тексте — А.Ч.):

Ипар > Анфока > Жамурза > Балкарук > Ахтуган > Ачахмат > Мурадин > Мусса >  Казий > Докшука > Дадаш.

И.Леонтьев в 1895-м году, упоминая Дадаша, писал, что ему было «на вид около 35 лет»[12]. Дадаш – 9-е поколение от Жанмурзы и 11-е от Ипара.

По другой версии, зафиксировано в 80-е годы XIX столетия известным русским кавказоведом М.М.Ковалевским, Ипар был сыном Анфако и отцом Жанмурзы. По этим сведениям, Анфако был представителем фамилии Болотоковых и выходцем из абадзехов. Первоначально Анфако поселился на Баксане, затем его внуки Жанмурза и Баймурза переселились в Чегемское ущелье, где были приняты князем Бердыбием. После смерти Бердыбия, братья захватили власть, воспользовавшись малолетством сына Бердыбия — Рачикау. Согласно сведениям Ковалевского, братья Болотуковы прибыли в Чегем приблизительно в XVI столетии.[13]

Однако Рачкау положил начало фамилии Рачикауовых, которые были вырезаны братьями Келеметом и Ачахматом Балкаруковыми, правнуками Жанмурзы[14]. Повод для жестокой расправы описан в начале XX века Басиятом Шахановым так:

«… когда-то в очень отдаленные времена в пастбищной части участка «Мюллюшко», име­нующейся «Нуклён» и принадлежащей таубиям Балкароковым, с разрешения последних пасли стада баранов чегемцы Кетенчиевы. Сильная по своему влиянию в Чегеме семья Рачикауовых, явившись в «Нуклён», выгнала оттуда Кетенчиевых с их стадом, заявив, что хочет сама пользо­ваться этой землею. Последствием этого было уничтожение в местности «Гестенты», ныне принадлежащей Асланбеку Кучукову с братьями и Муссе Барасбиеву, — Рачикауо­вых — братьями Келеметом и Ачахматом Балкароковыми, по отношению к которым современные нам Балкароковы находятся в 6 колене…»[15]

Стоит отметить, что конфликту, предшествовало то, что отец Келемета и Ачахмата Балкаруковых — Актууган, женился на дочери шамхала Тарковского.[16] Тем самым Балкаруковы сильно укрепили свои позиции. Б.Х.Кучмезов приводит содержание документа XVIII века, в котором говорится о событиях XVI-XVII вв., когда имела место война чегемцев с кабардинцами, где кабардинцев поддержал шамхал Тарковский; после этого чегемцы и лишились «природных владельцев».[17]

Судя по генеалогии Балкаруковых, получается, что представители этго рода, жившие в конце XIX — начале XX вв., были 6-м поколением от братьев Ачахмата и Келемета Балкаруковых, и 9-10 поколениями от братьев Жанмурзы и Баймурзы. При примерном соответствии одного века трём поколениям, можно предполагать, что братья Жанмурза и Баймурза, захватившее власть у малолетнего Рачкау, жили ориентировочно во второй половине XVI века, а братья Келемет и Ачахмат, вырезавшие род Рачкауовых, жили во второй половине XVII — начале XVIII веков.

Возвращаясь к роли шамхалов Тарковских в смене династии в Чегеме, стоит отметить, что феодалы Чегемского общества Балкарии в обращении к русскому командованию в конце XVIII в. упоминали, что некогда они платили подать тарковскому Будай-шамхалу и «платили даже до прибытия на нынешние места кабардинского народа».[18] Здесь следует отметить, что шамхалов по имени «Будай» было двое. Первый жил в XVI веке и погиб в бою в 1567 году при попытке не допустить строительства русской крепости в устье р.Сунжи[19], т.е. отстаивая свои интересы на Центральном Кавказе. Второй жил и правил в конце XVII — начале XVIII веков[20]. Он так же активно участвовал в событиях на Центральном Кавказе, а именно с 30-и тысячным войском пытался перехватить имеретинского царя Арчила[21] (следовавшего в Москву и оказавшегося в Черекском ущелье Балкарии, откуда балкарцами был переправлен в Картли, но не выдан Будаю[22]). Но фраза «до прибытия на нынешние места кабардинского народа», дает основание говорить о том, что подразумевался первый Будай, время жизни которого, соответствует примерному времени жизни братьев Жанмурзы и Баймурзы.

Таким образом, по источникам документальным и фольклорным, складывается картина хронологии событий, отраженных в карачаево-балкарском фольклоре. Мы попытались разграничить две точки отсчета истории Чегемского общества Балкарии, приведшие к смене правящая династии в этом обществе. Речь идёт об обозначении момента, во-первых, обретения власти братьями Жанмурзой и Баймурзой (из-за юности прямого наследника), а во-вторых – расправы братьями Келеметом и Ачахматом Балкаруковыми над родом Рачкауовых (потомков чегемского князя Бердыбия, принявшего в Чегеме Жанмурзу и Баймурзу). Добавим, что выжившие потомки Рачкауовых, Туудуевы, были лишены статуса таубиев.[23] Помимо этого, кажется, удаётся персонифицировать одного из персонажей песни о Баксануке – Шантемерука Шолоховича Таусолтанова, воспитанника главного героя.

Конечно, представленные соображения носят предварительный характер и не претендуют исчерпанность поднятой темы. Выражаем надежду, что предстоящие исследования, в т.ч. и наших коллег, позволят внести необходимые коррективы и дополнения.

 

 

[1] Этюды о Балкарии /сост. и ст. об авторах, прим. и коммент. Т.Ш. Биттировой. Нальчик, 2007. С.133

[2] Баразбиев М.И. Сванские народные песни о Баксануке // Исторический вестник КБИГИ. Нальчик, 2007.

URL: http://karachai.ucoz.ru/publ/ist/istorija/svanskie_narodnye_pesni_o_baksanuke/10-1-0-9

[3] Мизиев М.И. Туристскими тропами в глубь веков /История Балкарии и Карачая в трудах Исмаила Мизиева. Нальчик. Издательство М. и В. Котляровых, 2010. Т. 3. С.168, 169

[4] Тавлинов Н. В горах Баксанского ущелья (На Северном Кавказе) //Известия Карачаевского научно-исследовательского института. Вып. IX. Черкесск: ИКО «Аланский Эрмитаж», 2013. С.117

[5] Белокуров С. А. Сношения России с Кавказом. Материалы, извлеченные из Московского главного архива Министерства иностранных дел. Вып. I. – М., 1889. С.7

[6] Там же.

[7] Кабардино-русские отношения XVI-XVIII вв. М., 1957. Т.1, С.51

[8] Карданов Ч.Э. Путь к России. Нальчик: Эльбрус, 2001. С.384

[9] Белокуров С. А. Сношения России с Кавказом., С.8

[10] Баразбиев М.И., Бегеулов Р.М.  Этнокультурные взаимосвязи карачаевцев и абхазов  в  досоветский    период  URL: http://cyberleninka.ru/article/n/etnokulturnye-vzaimosvyazi-karachaevtsev-i-abhazovv-dosovetskiy-period

[11] URL: http://kavkaznasledie.ru/?p=2041

[12] Леонтьев И. Поездка к Баксанскому леднику// Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. Вып. 22. Тифлис. 1897.  URL: http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Kavkaz/XIX/1880-1900/Leontjev_I/text.htm

[13] Баразбиев М.И. Генеалогические предания о происхождении фамилий высшего сословия Балкарии и Карачая URL: http://osradio.ru/etnografija/16486-etnografija.html

[14]  Тульчинский Н.П. Поэмы, леген­ды, песни, сказки и пословицы горских татар Нальчикского округа // Терский сборник. 1903. Вып. VI. С. 312

[15] Шаханов Б.А. Возражение абрамовской комиссии //Этюды о Балкарии/сост. и ст. об авторах, прим. и коммент. Т.Ш. Биттировой. Нальчик, 2007. С.436

[16] Калоев Б.А. М. М. Ковалевский и его исследования горских народов Кавказа. С. 174, 175

[17]  Кучмезов Б.Х. К истории политических отношений между балкарцами и кабардинцами. URL: http://karachai.ucoz.ru/index/1_4/0-117

[18] Бегеулов Р.М. К вопросу о взаимоотношениях Шамхальства с этнополитическими образованиями центрального Кавказа (XVI-XVII вв.)// Материалы конференции «Эндиреевский владетель Султан-Махмуд Тарковский…». 2008. URL: http://kumukia.ru/article-9564.html

[19] Гусейнов Г.-Р. А.-К. О территориальных пределах средневекового Кумыкского государства и его этносоциальном и общественном развитии в позднем средневековье (до XVIII века)//Средневековые тюрко-татарские государства. Вып. 4. Казань, 2012. URL: http://kumukia.ru/о-территориальных-пределах-средневекового-кумыкского-государства.html

[20] Кадиев С. Из истории села Нижнее Казанище. URL: http://kumukia.ru/iz-istorii-sela-nizhnee-kazanishhe.html

[21]Шамхалы Тарковские// Сборник сведений о кавказских горцах, вып.1., Тифлис. 1868. URL: http://kumukia.ru/article-14.html

[22] Багратиони Вахушти История царства Грузинского.

URL: http://www.vostlit.info/Texts/rus6/Wachushti/te xt11.phtml?id=251

[23] Баразбиев М.И. Генеалогические предания о происхождении балкаро-карачаевского сословия Чанка.

URL: http://karachai.ucoz.ru/publ/ist/istorija/genealogicheskie_predanija_o_proiskhozhdenii_balkaro_karachaevskogo_soslovija_chanka/10-1-0-1704

 

 

Вверх