Воскресенье , 22 Октябрь 2017
Вы здесь: Главная | Библиотека | Статьи | История | О КАРАЧАЕВО-БАЛКАРО-АЛАНСКИХ КУЛЬТУРНЫХ ПАРАЛЛЕЛЯХ

О КАРАЧАЕВО-БАЛКАРО-АЛАНСКИХ КУЛЬТУРНЫХ ПАРАЛЛЕЛЯХ

О КАРАЧАЕВО-БАЛКАРО-АЛАНСКИХ КУЛЬТУРНЫХ ПАРАЛЛЕЛЯХ

З.Х. Текеева

(Карачаево-Черкесский государственный
университет им. У.Д. Алиева)

Аланы, будучи типичными кочевниками-скотоводами, передвигались со своими стадами по бескрайним степям от Урала до Дуная. Страбон и Тацит рисуют жизнь алан постоянно на колесах и в седле. Но, наиболее ярко о быте алан рассказывает Аммиан Марцеллин: «Аланы, живя на далеком расстоянии одни от других, как номады, перекочевывают на огромные пространства; однако с течением времени они приняли одно имя и теперь все вообще называются аланами за свои обычаи и дикий образ жизни и одинаковое вооружение. У них нет никаких шалашей, нет заботы о хлебопашестве, питаются они мясом и в изобилии молоком, живут в кибитках с изогнутыми покрышками из древесной коры и перевозят их по беспредельным степям… Почти все аланы высоки ростом и красивы, с умеренно белокурыми волосами; они страшны сдержанно-грозным взглядом своих очей, очень подвижны вследствие легкости вооружения и во всем похожи на гуннов, только с более мягким и более культурным образом жизни… они по варварскому обычаю втыкают меч в землю и поклоняются ему как Марсу-покровителю стран, по которым они кочуют… гадают о будущем по ивовым прутьям, собранным в определенное время… Они не имели никакого понятия о рабстве, будучи все одинаково благородного происхождения, в судьи, начальники, правители выбирают до сих пор лиц, долгое время отличавшихся в боях»1. Из рассказа Аммиана вытекает, что в IV в. аланы еще вели кочевой образ жизни, отличавшийся неприхотливостью и суровостью быта и нравов, имели достаточно однородную материальную культуру.

О том, что аланы были прекрасными наездниками, писал очевидец испанских алан хронист Раймон Мунтемер: «Аланы являются какими ни на есть лучшими всадниками на Востоке».

С постепенным оседанием «на землю», с переходом к оседлой форме жизни значительно меняется их культура и бытовой уклад. Они начинают строить сначала земляные рвы и валы вокруг своих оседлых поселений, затем переходят к каменному зодчеству, начинают строить дома на каменном цоколе, сооружать каменные погребальные сооружения – склепы, гробницы и т.д.

Постепенно начинают заниматься хлебопашеством, огородничеством, разведением крупного рогатого скота, обработкой земледельческого и скотоводческого продукта.

Археологические находки говорят о том, что небывалого расцвета получили камнерезное, косторезное, кожевенное ремесло, обработка дерева, шерсти, горнорудное дело, а также обработка драгоценных камней и металлов, изготовление оружия: луков, стрел, копий, дротиков, ножей, кинжалов и сабель. Аланские кузнецы и кузницы функционировали всюду: на множестве городищ VIVII вв. обнаружены тяжелые шлаки с характерной ноздреватой поверхностью. Они свидетельствуют о сыродутном способе выплавки железа. Большим достижением аланских кузнецов было производство стали и стальных предметов, главным образом оружия. Аланские сабли имели стальные наварные клинки. Стальные накладки на саблях, наварка твердых стальных лезвий на гибкую железную основу – обычные приемы при производстве аланского оружия.

Карачаево-балкарским кузнецам основные приемы свободной ковки (вытяжка, осадка, рубка, пробивка отверстий, изгибание, скручивание, сварка) были известны с древнейших времен. Все эти операции выполнялись ручником на наковальне, используя ее отдельные части (рог, лицо), или с применением вспомогательных инструментов: зубила, подбойки и т.д. При этом каждый кузнец знал особенности обработки различных сортов стали, многие хитрости и секреты, известные иногда только ему. Кузнецы владели навыками изготовления предметов и холодным способом. Таким образом изготовлялись удила и стремена. «Горские стремена и удила всегда поражали знатоков своей прочностью и изяществом. Они изготовлялись обычно из цельных кусков металла и холодным способом, что давало несомненную гарантию прочности и надежности в разные решительные и ответственные моменты военно-боевой и походной жизни», – пишет Б.Е. Хижняков2.

Исследования ученых показали преемственность алано-болгарской и карачаево-балкарской традиций постройки жилищ. Известны каменные башенные сооружения близ современного аула Кызыл-Кала. Господствующей формой жилого дома был прямоугольный, вытянутый в длину сруб из бревен. Концы бревен при постройке иногда не подравнивались, а торчали на углах, были различной длины. Постройки отличались большой монументальностью, впечатление от которой усиливалось толщиной бревен. Необходимо сказать, что для оборонительных целей карачаевцы строили так называемые «крытые арбазы». Эти сооружения представляли собой замкнутый многоугольник, внутри которого располагался крытый двор (арбаз). Жилые помещения располагались по периметру многоугольника и выходили дверьми во двор. В случае нападения, члены семьи могли быстро собраться во дворе для подготовки обороны. Вход в крытый арбаз с улицы защищали ворота, изготовленные из особо прочных пород дерева. Крытые арбазы были монументальными сооружениями и являли собой деревянные замки или небольшие крепости.

Женская одежда сохранила элементы костюма аланского периода. К ним относится, например, наличие металлических венчиков, украшенных штампованным, точечным, геометрическим орнаментом, которые пришивались к головному убору. Этот убор представлял собой высокую, остроугольную, тканую шапочку, на верхушку которой нашивались металлические, покрытые узором, навершия (иногда с шариком на макушке). Такие головные уборы найдены в захоронениях могильников Курнаят и Ташлы-кала в Балкарии, Карт-Джурт в Карачае3. Следует отметить, что в Карачае и Балкарии, украшавшие эти шапочки и, очевидно, одежду бронзовые и серебряные пластины, а также навершия для шапочек и венчики, покрывались штампованным пунсонным узором, характерным для алан раннего средневековья. В могильнике «Мощевая Балка» у с. Курджиново археологами обнаружена кукольная одежда, по покрою напоминающая женское верхнее распашное платье с поперечными полосками ткани на груди, треугольными нашивками на углах подола и стоячим воротником, также шлемовидный головной убор из шелка и другие предметы одежды.

Аланы производили котлы с внутренними ушками, о чем писала Минаева Т.М.4, заимствованные, видимо, от других предков карачаево-балкарцев – булгар.

Теперь обратимся к духовной культуре алан и карачаевцев и балкарцев.

Мощное развитие получило в Алании прикладное искусство, отображающее различные сюжеты мифологических представлений и легенд. В карачаево-балкарском фольклоре этнонимы алан и ас встречаются очень часто. Этноним алан встречается и в нартских сказаниях, и в сказках, и в исторических песнях. Ас же встречается только в нартских сказаниях. Так, в книге «Къарачай халкъ таурухла», изданной в 1963 г. слово алан встречается 7 раз.

В V веке у алан зафиксирован калым – выкуп за невесту. Так, когда армянский царь Арташес предложил выдать за него аланскую принцессу Сатиник (с древнетюрк. – святое дитя), отец ее потребовал большой выкуп. Он говорил: «А где возьмет храбрый Арташес тысячи из тысяч и тьму из тем, чтобы заплатить за благородную царственную деву аланов»5.

Издавна, когда девушку выдают замуж, карачаево-балкарцы вместе с невестой в дом жениха отправляют несколько молодых людей – ее родных и двоюродных братьев. Когда Сатиник выходила замуж, ее сопровождали родственники. Моисей Хоренский так пишет об этом факте: «У Арае Аруехйаны, родом из Аланов, сродники Сатиник, ее сопровождавшие, возведены в дворянское достоинство и в армянское нахарарство, как сродники великой царицы»6.

Таким образом, как мы можем судить по вышеизложенным материалам, есть немало параллелей между аланами и карачаево-балкарцами, встречающиеся в разных сферах культурной и бытовой жизни.

.

1 Марцеллин Аммиан. Истории / В.В. Латышев. Известия древних писателей о Скифии и Кавказе // ВДИ. 1949. № 3. С. 303-305.

2 Хижняков Б.Е. Описание кустарных промыслов национальных областей Северо-Кавказского края // Записки Северо-Кавказского НИИ. Ростов-на-Дону, 1929. Т. 2. С. 147.

3 Студенецкая Е.Н. Одежда народов Северного Кавказа. XVIIIXX вв. М., 1989. С. 58.

4 Минаева Т.М. К истории алан Верхнего Прикубанья по археологическим данным. Ставрополь, 1971. С. 224-225.

5 Хоренский Моисей. История Армении. М., 1958. С. 122.

6 Хоренский Моисей. Указ. соч. С. 127.

Аланы и асы в этнической истории регионов Евразии / Материалы Всероссийской научной конференции с международным участием. – Карачаевск: КЧГУ, 2010. С.213-217

Вверх