Воскресенье , 22 Октябрь 2017
Вы здесь: Главная | Библиотека | Статьи | История | Род Чипчиковых в Карачае (на Хасауте)

Род Чипчиковых в Карачае (на Хасауте)

Род Чипчиковых в Карачае (на Хасауте)

DSC_0240 - копия

В данной статье, мы попытаемся проследить историю карачаевского рода Чипчиковых. В основном акцент будет сделан на ветви, которое проживало в карачаевском ауле Хасаут (Схауат). По мере освещение история рода, затронем и проблему проживания рода в ауле Хурзук, а также в географическом аспекте, коснемся общих вопросов, касающихся, как Баталпашинский отдел Кубанской области, так и Кабардинский (Нальчикский округ) Терской области. Это, связано, прежде всего, с административным подчинением аула Хасаут Нальчикскому округу в 1865 году. Хронологические рамки исследования ограничены временем появления Чипчиковых в долине реки Хасаут в первой половине ХIХ века и основания собственного аула, и революцией 1917 года в России.

Аул Чипчиковых в долине реки Хасаут в исторической литературе почти не нашло научного изучения, что является следствием скудости архивных материалов. Этот пробел нам удалось восполнить, путем выявления материалов в архивах г.г. Нальчика и Владикавказа (ЦГА КБР и ЦГА РСО-А). Также нами были использованы методы исторического исследования, такие, как сбор полевого фольклорно-этнографического материала и метод визуального наблюдения на местности. Метод визуального наблюдения нами был использован при  обследовании остатков фундаментов домов на месте аула, фундаментов каменных изгородей пахотных участков.

Отрывочные данные про аул Чипчикова носят в основном картографический характер. При этом нужно учитывать, что наименование «Чипчиково, Чипчиковы» и «Шепшоково, Шипшиково, Шипшиковы» идентичны, и носят одинаковую смысловую нагрузку.

Аул Чипчикова (во всех архивных материалах аул проходит, как аул Шипшикова – А.Б.) отмечен на карте в долине реки Лахран, которая впадает в Малку, составляя ее левый приток[1]. Аул был расположен в 7-8 км от аула Юсупа и Магомета Жерештиевых. В «Сведениях о численности народонаселения и скотоводства в Баксанском участке Большой Кабарды по 1 января 1864 года» относительно аула Шипшикова на реке Лахрани сказано: «Число дворов и душ вольного происхождения — 16, при 45 душах мужского и 36 душах женского пола. Имеют 200 лошадей, 407 рогатого скота и 1012 баранов. 5 владельцам принадлежало 8 дворов холопей, при 34 душах мужского пола и 32 душах женского пола»[2]. Это первые сведения о географической и хронологической локализации данного аула.

Хотя о времени появления аула на Лахране можно говорить гипотетически, есть косвенные данные о времени появления Чипчиковых в долине Малки и Хасаута. Это прошение узденя Кургоко Шипшикова командующему войсками Терской области от 22 ноября 1870 года следующего содержания: «Происходя из первостепенных узденей карачаевского племени назад тому 15 лет с разрешения начальства переселился в аул Жерештиев на Хасаут, но при настоящем размежевании частных собственников земли, я устранен от этого надела. Обстоятельство это вынудило меня обратиться под покровительство Вашего Превосходительства и покорнейше просить ходатайства Вашего о наделении меня землею на равных с прочими одинакового со мною происхождения. На что буду ожидать милостивой резолюции Вашего Превосходительства»[3]. Т.е можно точно говорить о том, что сам Кургоко Чипчиков обосновался на Лахране в 1855 году. Причина появления его здесь можно объяснить двумя факторами: это степенью родственных отношений с узденями Жерештиевыми, или было увязано с известным восстанием в Карачае в 1855 году. Как известно, в 1855 году в Карачае произошло восстание, поддержанное наибом Шамиля — Магомет-Амином[4].

Согласно архивному документу «Дело о краже у Османа Лепшокова и холопа Дудова – Одумана, двух лошадей, Магометом Хогондоковым», отмечен житель Лахрана Гиргока Чипчиков, сын Бекмурзы Чипчикова[5]. Возможно, допустить, что отец Кургоко, мог основать аул со своими холопами, а уже позже сюда переселился и сам Кургоко.

В архивном документе «Подворный список жителям селения Хасаутского первого участка Нальчикского округа Терской области с отметкою коренных жителей, жителей образовавшихся от разделов семейств и переселившихся из других селений» за 1886 год, отмечены имена и фамилии коренных жителей, сначала поселившиеся в селении Хасаутское. Так среди них отмечены под порядковыми номерами: «под №137 уздень Кургоко Чипчиков, с семейством, состоящим из 3 лиц мужского пола и 2 лиц женского пола; под №142 уздень Антурзак Чипчиков с семейством, состоящим из 5 лиц мужского пола и 3 лиц женского пола»[6]. В графе «Образовавшиеся дворы от разделов из вышеозначенных коренных семейств с 1870 года по день составления посемейного списка в 1886 году» отмечены: «под №28 уздень Мусса Чипчиков, с семейством, состоящим из 6 лиц мужского пола и 4 лиц женского пола, под №29 уздень Азаматгирей Чипчиков, с семейством, состоящим из 5 лиц мужского пола и 2 лиц женского пола и под №30 уздень Калагирей Чипчиков, с семейством, состоящим из 1 лица мужского пола и 1 лица женского пола — эти три семейства выделились в 1871 году из семейства Кургоко Чипчикова; под №31 уздень Ачахмат Чипчиков, с семейством, состоящим из 1 лица мужского пола и 1 лица женского пола, под №32 уздень Джорахмат Чипчиков, с семейством, состоящим из 2 лиц мужского пола и 3 лиц женского пола, под №33 уздень Коншау Чипчиков, с семейством, состоящим из 3 лиц мужского пола и 2 лиц женского пола, под №34 уздень Геляхстан Чипчиков, с семейством, состоящим из 5 лиц мужского пола и 4 лиц женского пола — эти четыре семейства выделились из семейства Антурзака Чипчикова»[7].

Сохранились данные о семье Чипчикова Гелястана Тапуича за 1895 год: «Чибчиков Геляхстан Тапуичъ- 55 лет, жена его Шахшада-50 лет, сыновья их — Чибчиков Шимау Геляхстанович-25 лет, Чибчиков Бекир Геляхстанович- 23 лет, Чибчиков Хаджимурза Геляхстанович- 21 лет, дочери их — Даду 17 лет, Куса 12 лет»[8].

Таким образом, к середине ХIХ века аул Чипчикова был основан потомками родных братьев Антурзака и Бекмурзы Чипчикова. По всей вероятности Антурзак имел второе имя Тапу. Определенно можно сказать о вариации локализаций аула Чипчикова, она могла смещаться по всей долине рек Хасаут, Малка и Лахран, чему причиной были: продолжающаяся Кавказская война и эпидемии чумы и холеры. По рассказам старожил «старый» аул Хасаут и аул Чипчикова, это один и тот же аул[9]. В словаре географических терминов С.А. Хапаева, зафиксирован топоним  «Тапу-гара (в переводе с карачаево-балкарского, нарзан Тапуа — А.Б.), это «минеральный источник нарзана расположенный в центре села Схауат на левом берегу реки Схауат, ниже 400 метров от Главного хасаутского нарзана, высота 1620 метров, выходит возле мечети»[10]. Т.е. по имени Тапу Чипчикова дали название источнику минеральной воды, что принято у карачаево-балкарцев. Тапу Чипчиков фиксируется в 1867 году, на получение утвержденного акта на выдачу вознаграждения рабовладельцам в Кабардинском округе за освобождение своих холопов[11].

Косвенным свидетельством об идентичности Тапу и Антурзака, говорит архивный материал. Так в документе «Посемейный список жителей сел. Хасаутского 1-го участка Нальчикского округа Терской области. 1905 год./Подворный семейный список селения Хасаутского «1» участка Нальчикского округа, Терской области, составлен в 1905 году[12]. Приведем этот документ полностью: «1. под №181 Чипчиков Калагери Бекмурзов 55 лет, сын его Адильгерей 30 лет, женского пола 4 души; под №182 Чипчиков Магомет Бекмурзов 63 года, сыновья его: Хасанбий 25 лет и Сосламбий 22 года, женского пола 4 души; под №183 Чипчиков Коншау Тапуев 60 лет, сыновья его: Мисост 23 года и Мусака 7 лет, женского пола 4 души; под №184 Чипчиков Таусултан Кошоув 28 лет, женского пола 2 души; под №185 Чипчиков Геляхстан Тапуев 65 лет, сыновья его: Шимахо 35 лет, Бекир 32 года и Хажимурза 31 лет, женского пола 4 души; под №187 Чипчиков Кургоко Бекмурзов 80 лет, сын его Магометгирей 24 года, сын Магометгирея- Япон 4 мес., женского пола 3 души; под №188 Чипчиков Али Мусаев 37 лет,  сын его Камар 7 лет, женского пола 4 души; под №189 Чипчиков Муса Бекмурзов 65 лет, сыновья его: Аслангирей 31 лет, Кучук 22 года, Курджи 15 лет и Хамид 10 лет, женского пола 3 души; под №190 Чипчиков Азаматгери Бекмурзов54 года, сыновья его: Аскербий-?, Хамид-? и Мажид-?(не указаны возрасты-А.Б.), женского пола 4 души;  под №191 Чипчиков Джарахмат Тапуев 60 лет, сыновья его: Хасанбий 21 лет и  Курманбий 3 года, женского пола 5 душ»[13].

Сравнительный анализ двух списков за 1886 год и 1905 год, показывает, что имена совпадают в отношении потомков, как Антурзака Чипчикова, так и Тапу Чипчикова.

Сам род Чипчиковых выводило свою родословную от легендарного Карчи, предка и предводителя карачаевцев. Чипчиковы вели свое происхождение от сына легендарного Карчи – Джантугана[14], и относились к сословию чанка[15]. Согласно «записке о горцах Баталпашинского уезда» Баталпашинского уездного начальника Н.Г. Петрусевича, в отношении Чипчиковых отмечается и дается генеалогическая схема потомков легендарного Карчи: «Карча имел сына Джантухана, он сына Коджака (общего родоначальника фамилии Коджаковых и Чипчиковых — А.Б.), далее его сын Гинардук, от него сын Шаулух, от Шаулуха сын Магомет»[16]. В примечании к схеме, Петрусевич Н.Г. дает пояснение, что «Магомет, он же Чипчык, от него пошли Коджаковы или Чипчиковы».

Отметим, что Коджаковых и Чипчиковых связывало общность происхождения от одного предка. Вопрос применимости по отношению к ним для обозначения различия, структурной единицы «фамилия», по отношению к каждой, допустимо уже к пореформенному периоду. В отношении этих фамилии можно применить следующие структурные элементы (единицы) самоидентификации карачаево-балкарского «тукъума-фамилии»[17]. Это, во первых общность патронимии, т.е. тукъума, во вторых их можно обозначить как «атаулы-ветви» одной патронимии-фамилии. В архивном документе «Список свободным сословиям бий, чанка и уздень Карачаевского общества Баталпашинского отдела Кубанской области 1868-1872 гг.»[18], Коджаковы и Чипчиковы прописаны вместе.

В 1827 году Балкария официально вошла в состав Российской империи, а годом позже, в 1828 году — Карачай. Бассейны рек Малка, Эшкакон, Хасаут и Кёнделен использовались карачаевцами в качестве пастбищ для своих многочисленных стад скота. Пастбища по Эшкакону и Хасауту вплотную примыкали к Кисловодской линии. Чтобы держать карачаевцев в повиновении, были учреждены в 1832 году посты и укрепления: на Эшкаконе, Кичмалке, Хасауту и Канжоле. Сама Кавказская линия шла от поста Каменный мост по долине реки Малка, у впадения в нее реки Хасаут сворачивала в нее, шла дальше по долине Хасаута и выходила к истокам реки Эшкакон. Отметим, что расположение постов и укреплений было не случайным. Прежде всего, они контролировали пути из Кабарды и Балкарии в Карачай и Закубанье. Разница между постом и укреплением заключается в том, что обычно посты выставлялись в летнее время, в особенности для контроля карачаевского скота. Поэтому не случайным оказался и выбор для поселения своего аула Чипчиковыми. Оно примыкало к Кавказской линии.

В 1834 году в Карачае был введен институт приставского управления «Приставство карачаевского народа»[19]. В 1848 году карачаевскому приставу были подчинены абазинские аулы, а в 1857 году присоединили тебердинское приставство. В 1861 году карачаевское приставство было объединено с тохтамышевским приставством и переименовано в Верхне-Кубанское приставство[20]. С 1840 по 1859 гг. карачаевцы состояли в ведении Центра Кавказской линии. В 1859 году Центр Кавказской линии был реорганизован, вместо упраздненного Центра, созданы Левое и Правое крылья Кавказской линии. Граница между ними прошла от горы Эльбрус по водораздельному хребту до горы Эшкакон. Земли в бассейне рек Малка, Хасаут и Эшкакон то состояли в ведении Верхне-Кубанского приставства, то в ведении начальника Кисловодской линий.

Канцелярия начальника Терской области от 11 января 1864 года за №103 отправило Командующему 1-ой Волгской бригады Терского казачьего войска предписание следующего содержания: «Препровождая при сем к Вашему Высокоблагородию один лист десяти верстной карты с обозначением на нем желтою краскою земель известных под названием кордонных. По поручению начальника области покорнейше прошу Ваше Высокоблагородие доставить его в самый непродолжительный срок сведения: 1.Какие аулы, какого племени и с каким по числительности населения водворены ныне на кордонных землях, с обозначением и самих пунктов нахождения этих аулов и 2.Не состоят ли какие либо из участков этих земель в пользовании казаков или же обществ, не принадлежащего Терской области, и в таком случае, с чьего именно разрешения»[21]. В ответном рапорте за №33 от 15 января 1864 года подполковник Давыдов пишет: «Какие аулы, какого племени, с какими его числительности населением, водворены на кордонных землях, а так же не состоят ли какие либо из участков этих земель в пользований казаков или же обществ не принадлежащего Терской области, сведения в делах заведуемой мною бригады не имеется, так как все аулы, расположенные на кордонной земле и карачаевский народ, значащиеся на карте по желтой краске, состоят в ведении пристава Верхне-Кубанских аулов майора Аглинцева»[22]. В 1865 году данный район состоял в ведении Кабардинского округа.

Более точные данные были собраны к моменту проведения разукрупнения кабардинских аулов в 1865 году. Так в документе «О населении Кисловодских кордонных земель 1865 году» сказано: «…на Лахране корнет Шипшиков с 16 дворами, племени кабардинского Мисостовой фамилии, числится в Кабардинском округе Баксанского участка…»[23].

Хотя в ауле жили карачаевцы, данный участок земли оказался в административном подчинении Баксанского участка Нальчикского округа. Ни сам аул, ни сами Чипчиковы к Мисостовой фамилии не имели ни какого отношения. Кабардинский округ был разделен на четыре участка: Мало-кабардинский, Черекский, Баксанский и Горский. Земли по левому течению реки Баксан оказались в административном подчинении Баксанского участка с центром на посту Баксанском. Е.Г. Муратова правильно отмечает, что «…это правительственное мероприятие (проведение укрупнений сел) лишь в незначительной степени коснулось балкарского населения. Горцы, живущие по Хасауту и верховьям Малки должны были либо вернуться в свои общества, либо образовать один общий Хасаутский аул, «где издавна и постоянно бывало многочисленное и богатое хозяйство и население». При этом они должны были подчиниться тем условиям, которые распространялись на кабардинцев, то есть пользоваться землей на общинном праве»[24].        Что вызывало постоянные споры между карачаевцами, Чипчиковыми и Кабардинским обществом, на почве частной собственности на землю. В документе «Список участкам, оспариваемый частными лицами от Кабардинского и Горских обществ в пределах нагорной полосы кабардинских пастбищ 1869 году» под №5 значится 1900 десятин спорный между Кабардинским обществом, Хасаутским обществом и узденем Кургоко Чипчиковым[25]. Этот участок охватывал территорию между реками Мушт и Лахран.

В 1865-66 годах, в силу проведения мероприятии по укрупнению кабардинских сел, та же участь постигла и мелкие карачаевские аулы: Юсупа и Магомета Жерештиевых, Женуса Жерештиева, Шепшоково, Урду. Они были объединены, и был образован «новый» аул Хасаут (Схауат) у подножья плато Бурмабут. Чипчиковы со своим аулом переселились к осени 1866 года на новое место жительство и составили отдельный квартал «Тёбен-эл».

Сословный статус Чипчиковых, как чанка, поддерживался соответствующей суммой калыма, распространенной в среде данного сословия. Оно составляло от 400-600 рублей серебром при 1 лошади[26]. В 1895 году данная сумма выросла по аулу Хасаут: «1-е сословие узденя назначили калым за девицу 800 рублей, 1 лошадь и 2 бы­ка, за вдову 400 рублей»[27]. В брачные связи Чипчиковы вступали как внутри своего сословия, так и с узденями. В пореформенный период участились браки с кабардинскими узденями Думановым и Кармовыми.

Начальник Баталпашинского уезда Н.Г. Петрусевич изучил вопрос происхождения чанка в Карачае. По его мнению, «чанка образовались исключительно из младших ветвей фамилии Крымшамхаловых и от прямых потомков Карча, от его сыновей Актугана и Джантухана, потерявших свои земли и прочее имущество вследствие разных случайностей и за тем лишившиеся мало помалу всякого значения в обществе»[28].В трудах Терско-Кубанской сословно-поземельной комиссии относительно карачаевских чанка сказано: «большей частью люди бедные, не имели своих узденей, и не пользовались правами своих однофамильцев»[29].

В силу того, что аул Хасаут оказался в Кабардинском округе, вопрос изучения привилегированного статуса Чипчиковых, оказалось в ведении «Комитета по разбору личных прав…»[30]. В пунктах программы действий отмечался и разбор прав чанка.

В документе «Списки жителям Нальчикского округа (Большой и Малой Кабарды), заявившим о своем привилегированном происхождении» по Горским обществам помещены и Чипчиковы. Под №243 отмечен Бекмурза Чибчиков, его сыновья Мусса, Калагирей, Кургоко, Мусы сын Али; под №244 Хаджи-Магомет Чибчиков, его брат Азамат-гирей; под №245 Тапу Чипчиков, его сыновья: Ажахмат, Келяхста, Каншау, Жарахмат и Абдуразак; под №246 У Келяхсана: Докшуко[31]. В документе «Список семейств принадлежащих к высшему сословию Горских обществ Большой Кабарды» под №63 отмечен Чибчиков Бекмурза при 11 лицах мужского пола[32].

Попытки попасть в списки привилегированных сословий оказались напрасны. Комитет, рассматривая права чанка, пришло к мнению: «в горных обществах Кабардинского округа права дворянства, могли быть предоставлены единственно лишь таубиям, прочие же сословия, как то чанки, существующие в одном Чегемском обществе, не должны пользоваться»[33]. Видимо и Чипчиковы попали в разряд чанка Чегемского общества. В проекте инструкции Терско-Кубанской комиссии о порядке действии по разбору прав, требующихся для «сопричисления к высшему сословию», отмечены по Кубанской области «бий с видом его чанка»[34]. В отличие от балкарцев, чанка в Карачае получили право на предоставление им дворянского достоинства[35].

О характере деятельности аульных органов управления относительно аула Хасаут можно говорить, начиная с 1866 года, т.е. официального образования нового аула в результате разукрупнения «кабардинских аулов». Нигде в архивных документах не встречается, что до 1866 года в отношений аулов по бассейну рр. Малка и Хасаут должность старшины аула. Соответственно, вряд ли можно говорить об институте старшины до 1866 года, до указанной даты Чипчиковы являлись владельцами и старшинами  своего аула на Лахране, что относимо и по отношению к аулам Жерештиевых, как на Хасауте, так и на Малке.

Образование нового аула остро поставило вопрос о старшине. Соперничество между Чипчиковыми и Жерештиевыми сказывалось в решение и данной проблемы. Следует отметить, что первыми на месте нового аула обосновался аул Жерештиева Магомета, уже позже в течение 1865-66 годов к ней переселяли все аулы по бассейну рр. Хасаут и Малка.

Следует отметить, что первые выборы старшин были проведены в Кабардинском округе в 1859 году, но оно коснулось Хасаута отчасти.

По мнению П.И.Магаяевой «Правительство позаботилась о создании соответствующих административных органов сельского управления, которые могли бы выполнять регулирующие функции прежних владельцев»[36]. Т.е. по отношению к Хасауту возможность выбора старшины была предопределена наличием в ауле представителей только двух привилегированных фамилии: Чипчиковых и Жерештиевых. По сословному статусу, статус первых был выше вторых. В рапорте начальника Георгиевского округа за №11562 от 9 октября 1873 года начальнику Терской области говорится «испрашиваю разрешения Вашего Превосходительства об отчислении Магомета Жерештиева по болезненному состоянию от должности старшины селения Хасаутского и о назначении на место его, узденя Муссу Чепчикова»[37]. Мусса Чипчиков проработал в должности старшины до 1878 года. В разные года, помощниками старшины, избирались представители из фамилии Чипчиковых: 1871, 1884 и 1885 гг. Кургоко Чипчиков, 1888-1889 гг. Гелястан Чипчиков, 1891-1892 гг. Мусса Чипчиков.

DSC_0225

Башиев А.М. к.и.н. (КБР. г.Нальчик).

Примечания

1.ЦГА КБР, ф.И-40, оп.1, д.209, л.156.
2.ЦГА КБР, ф.И-40, оп.1, д.4, т.1, л.73.
3.ЦГА КБР, ф.И-40, оп.1, д.8, т.1, л.242.
4.Бегеулов Р.М. Карачай в Кавказской войне ХIХ века. — Черкесск, 2002. С.141-156.
5.ЦГА КБР ф.И-22, оп.1, д.306, л.1.
6.Архив КБИГИ, ф.1, оп.2, д.21, лл.229-238.
7.Архив КБИГИ, ф.1, оп.2, д.21, лл.229-238.
8.ЦГА КБР ф.И-6, оп.1, д.332, л.4 об.
9.Полевой материал: с.п. Кичибалыкъ Малокарачаевского района КЧР, 2008 год.
10Хапаев С.А. Карачаево-балкарские географические термины. Словарь. М., Изд. «Мир дому твоему», 2002.// АС-АЛАН, №2(7)2002. С.153.
11.ЦГА РСО-А, ф.12, оп.6, д.235, л.116.
12.ЦГА РСО-А, ф.11, оп.52, д.872, лл.1-88; копия оригинала ЦГА КБР, ф.Р-1209, оп.4, д.16, лл.1-88.
13.ЦГА КБР, ф.Р-1209, оп.4, д.16, лл.80-83 об.
14.ЦГА РСО-А, ф.262, оп.1. д.71, л.116.
15.ЦГА РСО-А, ф.262, оп.1. д.23, л.54.
16.ЦГА РСО-А ф.262, оп. 1, д.71, лл.109-119 об.
17.Битова Е.Г. Социальная история Балкарии ХIХ века. Сельская община. –Нальчик, 1997. С.32-33.
18.ЦГА РСО-А, ф.262, оп.1, д.23, лл.50-86.
19.Тебуев Р.С., Хатуев Р.Т. Очерки истории карачаево-балкарцев. -М.,:Илекса, 2002. С.111.
20.Магаяева П.И. Реформы 60-70-х годов ХIХ века в горских округах Кубанской области. -Карачаевск:КЧГУ, 2003. С.69.
21.ЦГА КБР, ф.И-40, оп.1, д.2, лл.15-15 об.
22.ЦГА КБР, ф.И-40, оп.1, д.2, л.17.
23.ЦГА КБР, ф.И-40, оп.1, д.2, лл.22-24.
24.Муратова Е.Г. Социально-политическая история Балкарии в ХVII- начале ХХ в. -Нальчик, 2007. С.284.
25.ЦГА КБР, ф.И-40, оп.1, д.209, л.161.
26.ЦГА РСО-А, ф.262, оп.1, д.23, лл.50-86.
27.ЦГА КБР, ф.И-6, оп.1, д.333, л.36-37.
28.ЦГА РСО-А, ф.262, оп. 1, д.71, л. 112 об.
29.ГАКК, ф.348, оп.1, д.9, л. 47.
30.ЦГА КБР, ф.И-24, оп. 1, д.1775, л. 1.
31.ЦГА РСО-А, ф.262, оп.1, д.54, л.78.
32.ЦГА РСО-А, ф.262, оп.1, д.23, л.213 об.
33.Кудашев В.Н. Исторические сведения о кабардинском народе. Нальчик, 1992. С.176-177.
34.ЦГА РСО-А, ф.262, оп.1, д.30, л. 128.
35.РГИА, ф.1149, оп.1(Т-7),  д.112,  лл. 1-193.
36.Магаяева П.И.  Реформы 60-70-х годов  ХIХ века в горских округах Кубанской области. Карачаевск,-2003. С.83.
37.ЦГА КБР, ф.И-3, оп.1, д.205, л.31.

Настоящая статья получена на сайте Фонда поддержки частных и муниципальных инициатив в сфере сохранения исторического наследия «АССИЯ», где размещена в свободном доступе по адресу: Род Чипчиковых в Карачае

 
Вверх