Пятница , 20 Октябрь 2017
Вы здесь: Главная | Библиотека | Статьи | История | ЮВЕЛИРНОЕ ПРОИЗВОДСТВО В ТРАДИЦИОННОЙ КУЛЬТУРЕ КАРАЧАЕВО-БАЛКАРСКОГО ЭТНОСА

ЮВЕЛИРНОЕ ПРОИЗВОДСТВО В ТРАДИЦИОННОЙ КУЛЬТУРЕ КАРАЧАЕВО-БАЛКАРСКОГО ЭТНОСА

ЮВЕЛИРНОЕ ПРОИЗВОДСТВО В ТРАДИЦИОННОЙ КУЛЬТУРЕ КАРАЧАЕВО-БАЛКАРСКОГО ЭТНОСА

З.Х. Текеева

(Карачаево-Черкесский государственный университет им. У.Д. Алиева)

Обработка металла была единственной отраслью домашних промыслов карачаевцев и балкарцев, которая выделилась в ремесло. «Богатство и разнообразие руд в горах Северного Кавказа постоянный спрос на металлические изделия в виде холодного и огнестрельного оружия … должны были вызвать самое высокое развитие этого ремесла, как в количественном, так и в качественном отношении»,1– писал Г.А.Вертепов, имея в виду кузнечное ремесло.

Древность происхождения этого вида ремесла подтверждают археологические находки железоплавильных горнов с обломками железного шлака2. Кроме того, существует большое количество преданий и легенд, доказывающих то, что железо было известно карачаевцам и балкарцам с давних пор. И не только знакомо, но и железо, и обработчики его – кузнецы были в таком почете, что в нартском эпосе, в сказании «Про первого нарта Дебета Золотого» описывается создание богом нартского кузнеца Дебета. Сказание о Дебете, в образе которого отразилась эпоха освоения кузнечного ремесла, является наиболее древним пластом в нартском эпосе карачаевцев и балкарцев. Дебет первым на земле освоил кузнечное дело, изготовил первые предметы быта, первым подковал нартских лошадей, научил нартов кузнечному ремеслу… Обеспечив нартов всем необходимым для жизни, Дебет уходит от них3.

Обработка металла у карачаевцев и балкарцев была очень разнообразна, сюда входили кузнечное и слесарное производство, оружейное производство, изготовление ювелирных украшений и шитье золотыми и серебряными металлическими нитями.

В данной статье мы попытаемся рассмотреть состояние ювелирного производства у карачаевцев и балкарцев во второй половине XIX – начале ХХ века.

Ювелирное производство у карачаевцев и балкарцев было развито не широко, хотя оно и относилось к древнейшим видам ремесла. Оно было известно всем предкам карачаево-балкарцев, которые произведения ювелирного искусства считали не только материальной ценностью, но и отдавали должное изяществу предметов и искусству ремесленников. Сами карачаевцы и балкарцы мало производили золотых и серебряных украшений, если и производили, то их изделия высоко не ценились. В Карачае и Балкарии имелись мастерские местных ювелиров: Шукум Мама-Оглы, Женух Зайду-Оглы – в селении Гунделен; Гамза Ахмет-Оглы, Раджи Абакар-Оглы из Урусбиевского общества; Хаджи Магомед Топчиев, Гасан-Гусейн Кайдаров – слобода Нальчик4. В историческом Карачае – у Мыртаза Урусова, Исхака Каппушева, Рамазана Батчаева и других5. Их изделия не имели большого спроса.

Ювелирное ремесло находилось в руках дагестанских мастеровотходников – лакцев (казикумухов), носивших у карачаевцев и балкарцев одно наименование «къумукъ», поскольку для общения они использовали кумыкский язык, который является близкородственным карачаевобалкарскому. Ювелирные изделия всех народов Северного Кавказа похожи, на что очень много причин. «Ювелиры обладали высоким мастерством в чернении изделий, отличавшихся прочностью работы, чистотой отделки, красотою, необычайным характером рисунка и блеском черни», – описывает мастерство ювелиров большой знаток промыслов Г.Х. Мамбетов6.

Изделия местных мастеров с течением времени не утратили своей оригинальности, в них ярко проявлялись тонкий художественный вкус и высокое мастерство. Под непосредственным впечатлением от ювелирных изделий горцев, выражая свое восхищение мастерством народных умельцев, многие исследователи писали: «Никто в мире не дошел до такого совершенства в выделке серебряных украшений на оружии и поясах. Нежность резьбы, правильность и замысловатость рисунка, и искусство наводить чернь на серебро – изумительны»7. Или: «вполне заслуженная слава, достигаемая прочностью работы, чистотой отделки, красотою, особенным характером рисунка и блеском черни, всецело принадлежит кустарям-горцам»8.

Дагестанские мастера старались учитывать особенности того или другого народа, выражая это в орнаменте. Много изделий изготовлялось на заказ. В этом случае увеличивалась их стоимость.

Мастерская карачаевского ювелира Исхака Каппушева фигурирует в деле о краже, в котором имеется опись похищенных вещей с указанием их ценности:

  • 80 штук серебряных нагрудных пуговиц (застежек) женских стоимостью 70 руб.;

  • 2 серебряных пояса женских с красными камнями и позолотой – 80 руб.;

  • наконечник кинжала серебряный с позолотой, один – 10 руб.;

  • пояс мужской с серебряным набором, 5 кусков – 10 руб.;

  • ремешков из крученого серебра, 4 штуки – 2 руб.;

  • нарукавник широкий серебряный – 4 руб.

Здесь же имеется перечень похищенных собственных вещей мастера:

  • кинжал в серебряной оправе – 40 руб.;

  • пояс мужской с серебряным набором – 50 руб.;

  • кольцо серебряное – 2 руб.9

Судя по цене его собственных изделий, которая выше цены вещей, им производимых, напрашивается вывод, что Исхак Каппушев пользовался ювелирными изделиями дагестанских мастеров.

У карачаевцев и балкарцев были украшения литой работы, отделанные чернью, инкрустацией, гравировкой, ложной чернью, нашивавшиеся на женские платья и капталы – на груди, по бортам, по низу рукавов, по подолу. Эти украшения имитировали золотое шитье и заменяли его, так как полностью повторяли традиционные формы и узоры, используемые в золотошвейном деле. Подобные украшения делались по трафаретам. Иногда металлические нашивки имели характер легких ажурных блях со стилизованными растительными орнаментами10.

Прежде чем перейти непосредственно к ювелирным изделиям, изготавливаемым дагестанскими мастерами, мы считаем, что необходимо дать описание тех процессов художественной обработки металлов, которыми они пользовались.

Все изделия изготавливались методом художественного литья. В процессе изготовления ювелирных изделий используют производительный способ литья по выплавляемым моделям, позволяющий значительно сократить потери драгоценных металлов. Для изготовления формы дагестанские мастера использовали симс – гипсоподобный материал, добываемый в Дагестане и быстро затвердевающий. Самым распространенным способом декоративной обработки, цель которой придать изделиям изящность и изысканность, является гравирование. Сущность процесса заключается в вырезании на изделии определенных рисунка, орнамента, изображения. Гравирование осуществлялось вручную, при помощи штихелей и граверных приспособлений: граверных колодок и подушек, деревянных ручных тисков – шрабкугелей11.

Другой, не менее распространенный способ художественной обработки металлов, чернение. Процесс чернения заключается в нанесении на определенные участки изделия легкоплавкого сплава черного цвета – черни. Чернь представляет собой сплав сульфидов серебра, меди. Перед нанесением черни поверхность изделий шлифуют и полируют, она не должна иметь царапин. Участки изделия, предназначенные для наложения черни, очищают от жира и других загрязнений. После нанесения черни производят обжиг. После охлаждения изделия осторожно удаляют черневые наплывы, а черневое покрытие шлифуют и полируют12.

Золочение – основной процесс нанесения гальванических покрытий на изделия из недрагоценных металлов и серебра. Золочение бывает матовым и блестящим. Перед золочением изделия тщательно очищают от любых загрязнений.

Более редкими приемами работы были скань (филигрань) – напаянный на металлический фон узор из тонкой золотой или серебряной проволоки, гладкой или свитой в веревочки и зернь – мелкие золотые или серебряные шарики (диаметром 0,4 мм), которые напаиваются в ювелирных изделиях на орнамент из скани и создают эффективную фактуру, игру светотени13. Но эти приемы работы встречались реже, чем гравировка, чернь, потому что были более трудоемкими, требовавшими больших затрат времени и труда.

Стоимость ювелирных изделий, выполненных в технике скани или зерни, была в связи с этим намного выше, и поэтому выполнялись только по заказам богатых людей.

Мастера-дагестанцы довели свое мастерство до совершенства. Ни один орнамент, как по своему рисунку, так и по оформлению не портит целостности увиденного. Ни на одном предмете нет нагромождения орнамента. При детальном рассмотрении ювелирных украшений карачаевцев и балкарцев приходишь к выводу, что создавшие их мастера обладали богато одаренной натурой, большим профессиональным умением и художественным чутьем. Мастера хорошо разбирались в орнаменте местных народов и умели приспосабливаться и работать на их лад14.

Ювелирные изделия, которые носили карачаевцы и балкарцы подразделялись на нагрудные, поясные, головные, носимые на руках.

Нагрудным украшением является тюйме – закрывающие грудь застежки, украшенные орнаментом и чеканкой. Тюйме легко снимался и легко надевался, но только на национальный женский костюм. До начала XIX в. в женский комплекс одежды входил кафтанчик и тюйме до этого времени по своей конструкции отвечал функции туго стягивать полы кафтанчика на груди. В конце XIX – начале XX в.в. кафтанчик вышел из употребления, вместо него стали носить нагрудники, и данная конструкция застежек оказалась неудачной, так как самостоятельно расстегивалась при отсутствии натяжения.

Тюйме, который ранее выполнял функции застежек на девичьем кафтанчике, состоял из двух половинок: на одной половинке – суживающейся металлической полоске – делалась петля, а на парной ей такой же полоске круглый выступ, на который надевалась петля. Потом вместо петли стали делать круглую дырочку, вместо выступа – крючок, а место присоединения прикрывалось розеткой.

Застежки украшались гравировкой, чернью, позолотой и цветными, чаще красными, камнями.

Позже, в конце XIX – начале XX вв, когда кафтанчик уступил место нагруднику, такая форма застежек хотя и была более прочной, но оказалась ненужной, так как ничего не застегивала. В связи с этим форма застежек изменилась. Они представляли собой единые металлические полоски, которые имитировали древние формы.

В конце XIX в. появляется новое нагрудное украшение – боюнлукъ (буквально – «шейное»), пришивавшееся на нагрудник выше тюйме. Оно имело вид двух птичек, повернутых клювами друг к другу или двух сложной формы завитков. Тюйме и боюнлукъ крепились к ткани нагрудника следующим образом: на обратной стороне металлических полосок имелись по две петельки, которые продавливали через ткань и потом по обеим сторонам этих полосок через петельки сверху вниз продевали тоненький ремешок, концы которых связывались узелками.

Кроме тюйме, на груди женщины носили овальные, миндалевидные серебряные подвески –зынгырла или треугольные серебряные футлярчики, или пластинки кюмюш дуа, которые пришивались к нагруднику.

Независимо от размеров и формы предметов, все они украшались орнаментом, чернью, филигранью, гравировкой. Такие застежки носили все народы Северного Кавказа, но карачаево-балкарские отличались строгостью форм, монументальностью, массивностью.

В начале XX в., кроме традиционных женских нагрудных украшений, большое распространение получают серебряные и золотые цепи различного плетения с подвесками или без них, чаще всего неместных форм. Наряду с цепями все в более широкий обиход входили бусы золотые или из драгоценных и полудрагоценных камней.

Второй важной является пояс – кямар. принадлежностью женского национального костюма

В зависимости от материалов изготовления кямары имелись двух видов– серебряные (кюмюш кямар) и золотые (алтын кямар). Но чаще всего пояса были серебряные с позолотой и украшенные вставками из драгоценных камней. По форме изготовления Е.Н. Студенецкая выделяет несколько типов поясов, которые изменялись с течением времени.

Наиболее старый тип пояса представлял собой ремень из сафьяна, на котором укреплялись небольшая пряжка и восемь овальных, прямоугольных или фигурных блях, украшенных гравировкой и чернью. Поскольку общее количество металлических пластин было девять, то такой пояс назывался тогъузлу белибау (тогъуз – девять, белибау – пояс).

Второй вид пояса представлял собой серебряную пряжку в виде полуобруча с заостренными концами и охватывал талию до боков. Сзади был сафьяновый пояс, украшенный галуном. Этот тип поясов назывался къанга белибау (къанга – доска).

Третий вид пояса был двух разновидностей. Первый состоял из серебряных пластинок, которые соединялись друг с другом при помощи шарниров. Спереди пояс застегивался на крючок, который находился на обратной стороне фигурной пряжки.

Вторая разновидность пояса состояла из звеньев прямоугольной формы, нанизанных на ремень и закрывающих его сплошь. Пряжка состояла из двух частей, расширяющихся спереди. Соединялась пряжка также при помощи крючка, а место соединения покрывалось овальной бляхой15.

Все виды поясов и тюйме были литой формы, выполнялись по заранее приготовленным трафаретам и в готовом виде богато украшались чернью, филигранью, гравировкой и несколькими крупными драгоценными камнями, чаще всего рубинами, сердоликами. Орнамент чаще всего был геометрическим или растительным стилизованным.

Кямар и тюйме являлись главным украшением национального костюма и ценились очень высоко. Иногда у одного того же мастера заказывались и кямар и тюйме и, таким образом, получался комплект. Стоили они столько, сколько несколько прекрасных верховых лошадей, но средств на это хватало, поэтому каждый старался приобрести более красивую вещь. Бытовали они в основном у представителей высшего сословия и передавались из поколения в поколение.

Третьей неотъемлемой частью женского национального костюма были головные уборы, которые тоже богато украшались серебром и золотом.

Карачаевские и балкарские женщины нанизывали на бахрому шелковых платков серебряные граненые бусы (токмакъ), иногда бусы имели подвески– цепочки в 3-4 звена.

Девушки носили шапочки – окъа бёрк – цилиндрической формы с заостренным или плоским верхом. На эти шапочки нашивались серебряные украшения различной формы. На плоское дно шапочки крепилась круглая бляха, украшенная позолотой, гравировкой и т.п. На околыше крепились фигурные бляшки, имитирующие золотое шитье. Иногда на круглую бляху на верхушке шапки крепилась серебряная бусинка, на которой были изображены птичка или полумесяц литого изготовления.

Очень редко и только у представителей знати можно было встретить серебряный головной убор в форме заостренной митры. Но это была «настолько драгоценная вещь, что лишь немногие ею обладают»16.

До конца XIX в. мастера отливали небольшие серебряные монетки с гравировкой, которые служили для привязывания к косам. Для пришивания к рукаву национального костюма, по шву от кисти до локтя, изготовлялись подвески (кеписле), позже вместо подвесок отливали пуговки шарообразной формы, которые тесно пришивались к рукаву, их можно было растегивать или застегивать по необходимости.

Иногда для украшения праздничного платья ювелирами изготавливалась тонкая серебряная цепь (билек сынджыр) с круглыми бляшками на концах, которые крепились у локтя и у кисти. На подол платья со временем, вместо украшения золотым шитьем, стали нашивать серебряные пластины различной формы с позолотой или чернью. На углы подола нашивали треугольные пластины, от гипотенузы которых отходили завитки в виде рогов или трилистника.

К украшениям, носимым на руках, в первую очередь относились браслеты (буунлукъ), состоящие из трех выпуклых пластинок, которые крепились друг к другу при помощи шарниров. На среднюю пластинку прикреплялось фигурное украшение, имеющее форму рогов или растительных побегов.

По престижности браслеты уступали тюйме и кямару, но все же ценились весьма высоко17.

Кроме таких традиционных украшений, как уже отмечалось выше, карачаевские и балкарские женщины носили бусы из всевозможных драгоценных камней, броши (тюйреуч), серьги (сырга), кольца (джюзук), получившие широкое распространение со второй половины XIX — ХХ вв.

Кроме женского национального костюма украшался и мужской, хотя и не так широко. Для мужского костюма изготовлялся серебряный пояс (кюмюш белибау), хотя И. Мизиев отмечает существование поясов с золотыми (алтын белибау) и костяными украшениями (сюек белибау)18.

Набор серебряных украшений мужского пояса (балкарское – метле) состоял из пряжки – аил, свисающих нескольких наконечников – тил. Набор украшений, присутствующий и в ювелирном производстве хазар, практически повторяет некоторые элементы мужских поясов XVIII – начала XX века.

Чаще всего мужчины носили пояс из узкого ремня с серебряными, различной формы украшениями: бляшками, пряжкой, наконечниками, украшенными чернением и гравировкой. На пояс подвешивали нож, кинжал.

Праздничные пояса переходили из рук в руки в качестве подарка или покупки, поэтому пояс мог свидетельствовать скорее о социальном или имущественном положении своего владельца, чем о его этнической принадлежности19.

Женские украшения и различные пояса поступали в Карачай и Балкарию не только из Дагестана. Они проникают также из Закавказья, прежде всего и в наибольшем количестве из Грузии, но они пользовались у населения меньшим спросом, чем изделия дагестанских мастеров.

Кроме ювелирных изделий, используемых для украшения одежды и носимых на теле, существовали ювелирные изделия для украшения конской сбруи, которая называетсякюмюш ат керек.

На уздечке, нагруднике были серебряные украшения овальной, круглой, звездчатой формы, которые были отделаны чернью.

Ювелиры украшали также ружья, шашки и прочее. «Горец, как бы беден ни был, употребляет последние достатки свои на украшение оружия и редко довольствуется простой серебряной отделкой с чернью, – писал В. Карпов, – если у него нет возможности употреблять вместо серебра золото, то он все-таки требует присутствия его в отделке, причем вещи покрываются кроме черни позолотою»20. В карачаевской терминологии существует термин алтын суу (алтын – золото, суу – вода, буквально – золотая вода) – позолота. Наличие данной терминологии, технического ювелирного термина дает основание утверждать, что местные ювелиры обладали навыками изготовления позолоченных изделий.

Местные ювелиры считали свой промысел, переходящий от отца к сыну, единственным и главным источником своего существования. Поэтому технические тонкости, перенятые от своих предков, они считали профессиональной тайной. Но наряду с сохранением древних технических традиций, ювелирное ремесло впитывало в себя новые навыки и приемы, разрабатываемые на месте или заимствованные у других народов, что обогащало культуру карачаевцев и балкарцев21.

В настоящее время традиции ювелирного искусства продолжаются в новом поколении местных мастеров, которые начинали постигать секреты древнего искусства с детских лет, в стенах родного дома, учась у деда, отца, брата. Хотя потребности в ювелирных изделиях удовлетворяются почти полностью заводскими изделиями, украшения современных ювелировкустарей не теряют спроса у местного населения. Ювелиры изготавливают, по-прежнему, все ювелирные изделия: кольца, серьги, броши, кулоны, медальоны, колье, ожерелья, цепочки, браслеты, заколки вручную со вставками из драгоценных и полудрагоценных камней, а также без вставок и украшенными гравировкой, чернью, филигранью, золочением и другими способами декоративной отделки драгоценных металлов.

Кроме изготовления новых ювелирных изделий, мастера занимаются их ремонтом.

При изготовлении ювелирных изделий мастера пользуются методом литья. Например, кольцо и венчик или дужка серьги и венчик изготовлялись каждый в отдельности, с последующим спаиванием их воедино. При изготовлении перстней и других украшений всемерно учитываются пожелания заказчика. Венчики к ним изготавливаются различных форм: круглые, овальные, прямоугольные, многогранные со вставками из драгоценных камней и без них22.

Очень долгое время среди камней более престижным у карачаевцев и балкарцев считался рубин, но в последующие годы предпочтение отдается белым прозрачным камням: цирконию, фианиту, бриллианту.

Что касается традиционных украшений карачаево-балкарского костюма, то они очень престижны и в наше время. К сожалению, большое количество экземпляров и тюйме, и кямар исчезли во времена раскулачивания и депортации обоих народов. Многие владельцы этих украшений вынуждены были продавать их или обменивать на продовольствие, чтобы спасти свои семьи от голодной смерти в годы лишений. Те вещи, по счастливой случайности, пережившие трудные времена и сохраненные владельцами, фактически бесценны и хранятся как семейные реликвии.

Примечания

1. Вертепов Г.А. Очерки кустарных промыслов Терской области // Терский сборник. – Владикавказ, 1897. – Вып. IV. – С.7

2. Очерки истории Карачаево-Черкесии. – Ставропольское книжное издательство, 1962. – Т. 1.- С.78.

3. Нарты. Героический эпос карачаевцев и балкарцев. – М., 1994. – С. 15.

4. ГА КБР, ф. 6, оп. 1, д. 833, т. 1, л. 31.

5. Карачаевцы. Историко-этнографический очерк. – Черкесск, 1982. – С. 308.

6. Мамбетов Г.Х. Традиционная культура кабардинцев и балкарцев. – Нальчик, 1994. – С. 51.

7. Савинов В. Достоверные рассказы об Абазии// Пантеон. – СПб, 1850. – Т. 1. – Кн. 1. – С. 11.

8. Карпов Б. Производство оружия и серебра на Кавказе// ТКИКПР. – Вып. 7. – СПб, 1881. – С. 129.

9. Студенецкая Е.Н. Архивные документы как источник изучения материальной культуры народов Северного Кавказа// Хозяйство и материальная культура народов Кавказа в XIX-XX в.в. – М., 1971. – С. 92.

10. Студенецкая Е.Н. Одежда народов Северного Кавказа XVIII-XIX в.в. – М., 1989. – С. 126.

11. Новиков В.П., Мельситов И.П., Комягин Ю.П. Современные художественные изделия из металла. – Л., 1990. – С. 13, 19.

12. Новиков В.П., Мельсигов И.П., Комягин Ю.П. Современные художественные изделия из металла.. С. 20.

13. Полевой материал 1999 г. Г. Карачаевск, мастер-ювелир Мунгиев Казбек, возраст 45 лет.

14. Кунижева Л.З. Из истории обработки металла у абазин (XIX в.)// Из истории Карачаево-Черкесии: Труды КЧНИИ. Вып. VIII. – Черкесск, 1974. – С. 259.

15. Студенецкая Е.Н. Одежда народов Северного Кавказа XVIII-XIX в.в. – М., 1989. – С.136.

16. Текеев К.М. Карачаевцы и балкарцы. – М., 1989. – С. 391.

17. Текеев К.М. Карачаевцы и балкарцы. – М., 1989. – С. 374.

18. Мизиев И.М. Балкарцы и карачаевцы в памятниках истории. – Нальчик, 1981. С. 64.

19. Студенецкая Е.Н. Одежда народов Северного Кавказа XVIII-XIX в.в. – С. 95-96.

20. Карпов Б. Производство оружия и серебра на Кавказе // ТКИКПР. – Вып. 7. – СПб, 1881. С.138.

21. Кунижева Л.З. Указ.соч. С. 260.

22. Полевой материал 1999 г. Г. Карачаевск, мастер-ювелир Мунгиев Казбек, возраст 45 лет.

De Caucaso: историко-этнографический альманах. Выпуск 3. – Карачаевск: КЧГУ, 2011. С. 43-51

Вверх