Пятница , 20 Октябрь 2017
Вы здесь: Главная | Библиотека | Статьи | Этнография | Искусство ковроделия карачаевцев и балкарцев
Искусство ковроделия карачаевцев и балкарцев

Искусство ковроделия карачаевцев и балкарцев

УДК 745.52

ИСКУССТВО КОВРОДЕЛИЯ КАРАЧАЕВЦЕВ И БАЛКАРЦЕВ

© 2015 г. Н.В. Дробышева

ФГАОУ ВПО «Южный федеральный униdерситет», ул. Большая Садовая, 105/42, г. Ростов-на-Дону, 344006

В данной статье представлены результаты исследования традиционного искусства ковроделия карачаевцев и балкарцев. Материальные и духовные предпосылки возникновения и развития ковроделия, характеризуются наличием на большей части региона сырьевой базы, сложившимися богатыми культурными традициями, уходящими корнями в глубокую древ­ность, а также их преемственностью, основанной на коллективном характере творчества и духовном единении общины. О подлинной народности искусства войлочных ковров свидетель­ствует их тесная связь со многими народными обрядами и обычаями — свадьбами, похоронами, приемами гостей — что, в свою очередь, способствовало развитию национальных орнамен­тальных форм. Консервативность, обусловленная замкнутым образом жизни горянок- мастериц, определила сохранность основных орнаментальных мотивов.

Ключевые слова: Северный Кавказ, карачаевцы, балкарцы, декоративно-прикладное искусство, традиция, войлоковаляние, декор, орнамент, композиция, цвет.

This article presents the results of researching of the traditional art carpet weaving of Kara- chai and Balkars. Material and spiritual prerequisites of development and carpet weaving are cha­racterized by the presence of resource base in the most part of the region’s, established rich cultural traditions that are rooted in antiquity, as well as their continuity, based on the collective nature of creativity and spiritual unity of the community. Authenticity of genuine folk art felt carpets are evi­denced by their close relationship with many folk rituals and customs — weddings, funerals, reception, which contributes to the development of the national ornamental forms. Conservatism that is closed due to the lifestyle of workers who lives in the mountains had defined the basic safety of ornamental motifs.

Keywords: North Caucasus, карачаевцы, балкарцы, applied and decorative art, tradition, carpet weaving, decor, ornament, composition and color.

Искусство ковроделия на Северном Кавказе является традиционным и распро­страненным видом творческой деятельности. Наше утверждение не будет казаться аб­страктным, если учитывать следующие факты: во-первых, это сложные климатические условия, определившие необходимость утепления жилища; во-вторых, повсеместно развитое овцеводство, а значит, наличие собственного сырья; в-третьих, соседство со странами Ближнего Востока, где ковроделие всегда было исконным искусством. Ос­новываясь на самых древних традициях, ковроделие прошло долгий путь развития, сегодня — имеет самое обширное признание и является объектом изучения многих ис­следователей и различных научных школ. Подчеркивая всеобъемлющий характер ков­роделия, отметим, что формировалось и развивалось оно в определенных рамках тра­диционных для каждого отдельного региона Северного Кавказа.

Для нас наибольший интерес представляет традиционное искусство ковроде­лия карачаевцев и балкарцев — двух близкородственных тюркоязычных народов Северного Кавказа. Балкарцы (самоназвание «таулу») — одна из коренных народностей Кабардино-Балкарии; карачаевцы (самоназвание «къарачайлы») населяют Карачаево-Черкесию, отделенную от республики Эльбрусом. Общность происхождения, глубо­кое этническое родство и единство традиционной культуры, включая язык и фольклор позволили автору сделать объектом исследования традиционное искусство ковроделия одновременно двух близких народов. Благодаря несложной технике изготовления наибольшее распространение в народном быту балкарцев и карачаевцев имеют вой­лочные ковры — «кошмы». До недавнего времени в приданное каждой невесты должно было входить несколько войлочных ковров, бурки и обувь из войлока.

Чтобы понять художественные и конструктивные особенности композиций войлочных ковров, считаем необходимым, рассмотреть сам процесс валяния кошм. Процесс валяния начинается с подготовки шерсти к работе: окрашивания (если необ­ходимо), теребления, взбивания и прочесывания. Затем из специально приготовлен­ных жгутов шерсти выкладывается рамка всей структуры ковра. Такими же жгутами описывается по центру контуры крупных элементов и их перегородки. Промежутки между центральными элементами композиции ковра заполняются валиками из туго «сбитой» шерсти. Центральное поле обрамляется бордюром, состоящим из ленты мел­ких ромбиков. Далее заполняются все пустоты шерсть основного тона. Весь слой шер­сти равномерно раскладывается на циновке и поливается специально приготовленным мыльным раствором. После этого циновку сворачивают вместе с шерстью в рулон, и начинается процесс сваливания: ритмичными покачиваниями рулона валяльщицы до­биваются плотности шерстяного слоя, для усиления эффекта — колотят его и промина­ют ногами. Равномерно свалянное изделие полощут в реке, затем — сушат. Готовый ковер обшивается шнуром.

Далее обозначим три основные группы «кошм», которые определяются путем обобщения композиционных решений и техники исполнения:
группа — «Ала кийизы», в переводе означает «пестрые (или красочные) ковры» — вой­локи с вваленным узором, чаще применяются на свадебных и похоронных обрядах. В отличие от казахских или киргизских Ала кийизов, где мотки окрашенной шерсти вбиваются в свалянную основу и отчего орнамент получается только с лицевой сторо­ны, балкарские и карачаевские войлоки выделываются с двусторонним узором;

 

посудой. Как правило, композиция ковров, относящихся к этой группе — фризовая, го­ризонтально вытянутая с обязательным наличием бахромы по краям. Декоративность «джыйгыч-кийиза» определяется контрастом белого орнамента и черного фона;
screenshot_2 screenshot_3 screenshot_4

группа — «Бичилген кийиз» — войлочные ковры с узором, получаемым путем вырезания рисунка из войлока одного цвета и вшивания его в войлок другого цвета, являются уникальными по своей технологии изготовления. Как правило, ковры, выполненные по этому принципу служат для украшения и утепления жилища и вывешивается у кро­вати. В связи с этим определяется общая композиция — она организуется как центриче­ская замкнутая с обрамлением со всех сторон бордюром.
Наиболее характерными формообразующими элементами орнамента «ала кий- иза» являются геометрические формы — треугольники — «дуа» и прямоугольники — «лёкумла» (лепешки). Распределяя тоновые отношения в композиции, мастерица вы­деляет центральные ромбы, расположенные на горизонтальной оси, так называемые кёзы (глаза), акцентируя их валиками из шерсти белого цвета. «Кийиз кёз» — глазчатый ковер — самый популярный вид войлочных ковров в Балкарии и Карачае. Максималь­ную привлекательность этим изделиям придает натуральный цвет шерсти с естествен­ными переходами тона от белого до насыщенного черного. Монохромный колорит изделий сформировался в крестьянском быту, не имеющем дорогостоящие фабричные красители. Иногда, в церемониальных праздничных коврах тон натуральной шерсти оживлялся оранжевым цветом. Мастерицам был известен способ получения оранжево­го красителя из корней барбариса путем длительного их вываривания. Цвет менялся от количества погружений шерсти в отвар. Интересно, что цветовая гамма, построенная на добавлении только оранжевого цвета к естественной тональности шерсти, долгое время являлась устойчивым национальным признаком ковров Балкарии и Карачая.

Далее остановимся на кошмах — «кошмала кийиз», их стилистические особен­ности легче всего группировать по территориальному распределению. В каждом уще­лье Балкарии и Карачая развивались свои излюбленные орнаментальные мотивы и принципы композиционных решений. Так, в Баксанском ущелье характерной особен­ностью являются полукружия, из которых составлялось бордюрное обрамление «тогъ- ай кьыйыр». Эти округлые арочки, охватывая непрерывной лентой всю кошму, прида­вали композиции ковра ощущение легкости и плавности. Также, в Карачае свои мест­ные черты приобрел геометрический узор ромбического характера. Здесь ромбы цен­трального поля обрамляются бордюром из цепи ромбиков, поставленных на угол. Пе­речеркнутые серединной чертой попеременно, то вправо, то влево, они образуют не­повторимый «спотыкающийся» ритм. Этот излюбленный мотив у карачаевских масте­риц называется — «къыйыкъ забило» («кривые ноги»). Подобный художественный прием — перебивание плоскости отрезками различных направлений — применяется и при заполнении центральных ромбов. Наиболее часто композиция «къыйыкъ забиле» встречается в карачаевском селении Хурзук. Здесь мастерицы включают отрезки в центральные ромбы, а также опоясывают их цепью пересеченных по диагонали ром­биков. Завершается композиция черной каймой по краю. Построенные на черно-белых тональных переходах натуральной шерсти ковры «къыйыкъ забило» всегда имеют симметричную композицию.

Необходимо отметить, что в ущельях Карачая большее распространение полу­чило производство войлочных ковров с ввалянным узором. В основном это геометри­ческие мотивы и, благодаря специфике выкладки орнаментальных фигур и валяния, ковер получался с двусторонним узором. «Ала кийизы» с криволинейным орнамен­том, например джегутинские, изготавливались в технике «налепа», когда фигуры ор­намента вбивались в полусвалянную основу, и узор получался односторонним. В ков­рах Хуламо-Безенгийского ущелья Балкарии орнаментика «ала кийизов» отличается многочастностью композиции. Заполняющий центральное поле, геометрический узор воспринимается как раппорт. Гармонизации композиции безенгиевские мастерицы добиваются введением естественного серого цвета натуральной шерсти и активного черного контура. В отдельных случаях мастерицы придерживаются традиционной цветовой гаммы, подчеркивая оригинальную лаконичность в сочетаниях охристого оттенка и цветов натуральной шерсти. В этом случае узор при всей однотипности рап­порта отличается четкостью и ритмичностью, в нем выразительно выделяются глав­ные орнаментальные мотивы: «кёзы» по центральной оси и вьющаяся гирлянда «алма терек».

В коврах селения Бабугент традиционные соотношения бордюра и централь­ного поля нарушаются. Излюбленная бабугентскими мастерицами широкая кайма со­ставляется из двух крупных бордюрных полос, она проходит вдоль продольных сто­рон кошмы и, разрывая замкнутость композиции значительно изменяет ее характер. Обе бордюрные полосы (внутренняя — из цепи треугольников и наружная — ветка три­листника) сжимают центральное поле по горизонтали, оставляя для серединных ром­бов узкое пространство. В середину вписывается шесть — семь ромбов. Колорит ковров решен в серебристой тональности натуральной шерсти со скромным добавлением оранжевых оттенков. В некоторых изделиях этого типа крайняя бордюрная полоса со­ставляется из ряда парных завитков — «къочхар мюйюз» — «бараньи рога». Особый де­коративный эффект достигается введением кружковых мотивов, размещенных в про­межутках между рогообразными фигурами. Создается своего рода лента из легких за­круглений.

В основе композиций войлочных ковров Чегемского ущелья лежат общена­циональные мотивы геометрического орнамента, но из небольшого числа известных элементов здесь создается то многообразие орнаментальных композиций, которое свидетельствует о безграничной творческой фантазии мастериц, и об их оригинальном восприятии симметрии и ритма. Линейный контур центральных ромбов вписываются в ряды мелких ромбов, в них по горизонтальной оси помещаются «решетчатые кёзы», а во внешнем ряду располагаются горизонтальные прямоугольники. Органичность и цельность построения композиции подчеркивается элементами декора в виде тонкой ветки трилистника. Особо яркой деталью кошм являются косые кресты, перечерки­вающие центральные ромбы и, исполняющие роль перегородок в крупных элементах композиции. Они, как правило, выполняются из шерсти белого цвета, и имеют двойст­венное название «дуга» или «рогач». Излюбленными цветовыми сочетаниями являют­ся темно-красный, черный, серый и оранжевый.

Большим разнообразием узорных войлочных ковров отличается Черекское ущелье. Наряду с традиционным способом двусторонней выкладки узора здесь при­меняется и техника «налепа», которая позволяет выкладывать рисунок тонким жгутом или шнуром по полусвалянной основе, что, в свою очередь, придает композиции ковра определенную естественность. Узор получается всегда односторонним.

Художественные особенности войлоков Черекского ущелья могут быть пред­ставлены кошмами аула Верхняя Балкария. Композиция верхнебалкарских узорных войлоков решается в легких, сближенныхпо тону цветовых сочетаниях. Необходимое равновесие и устойчивость этим изделиям придает обязательная широкая кайма, со­стоящая из двух контрастных полос — цветной и черной, своей плотностью они урав­новешивают фигуры центра. В распространенной в Черекском ущелье композиции «кёз мюйюз» главным элементом орнамента является ромб, включающий в себя сва­стикоподобную фигуру — «кёз мюйюз» — «рогатые глаза». Динамику главных фигур усиливают волны «бегущей спирали» бордюра. Более современные варианты кошм типа «кёз мюйюз», сохраняя композиционный принцип, строятся на ярких цветовых контрастах. Так, центральные ромбы могут быть зеленого или голубого цвета на ярко- красном или глухом красно-коричневом фоне основного поля. Уравновешивает эту цветистость черный силуэт «бегущей спирали» (с красной окантовкой), плотно замы­кая собой всю композицию вместе с обязательной широкой черной каймой по краю. Интересно, что аналоги «кёз мюйюз» встречаются в туркменском ковроделии. При этом, определить долю самостоятельности в развитии балкарских форм невозможно, но о прямом заимствовании речь не может идти, в силу большой отдаленности этих народов. Хотя отдельные туркменские племена проживали на Северном Кавказе, но контактов у них с балкарцами Черекского ущелья не было. Скорее всего, здесь можно предположить этногенетические связи на более раннем этапе. Устойчивость традиций и эволюция орнаментальных мотивов позволяет предполагать существование здесь техник и вваливания и «налепа» с древних времен. В этой группе ковров сформирова­ны отличительные декоративные приемы: выкладывание орнамента витым черно­белым шнуром по полуподготовленной основе. Рамки центрального поля и его глав­ных ромбов контуром выделялись на цветном фоне. Все остальные элементы орна­мента, заполняющие ромбы и промежутки между ними отводились на второй план.

Не менее живой интерес для нас представляют художественные формы бор­дюров. Так, нами отмечено, что наиболее распространенным элементом бордюра «ала кийизов» являются: зигзаг и зубцы — «быхчы», что в переводе означает «пила». Зигзаг — самый простой и популярный мотив обрамления кошм, как правило, он заполняет все серединное поле, разделяя его на ряд горизонтальных полос. В других случаях два зигзага, пересекаясь, образуют ряд ромбов. Совмещаясь с другими элементами, на­пример, с зубчатым бордюром, зигзаг теряет сходство с первоосновой и воспринима­ется арочным бордюром. Бордюрный зигзаг иногда преобразовывается в растительные формы. Именно зигзаг является исходным мотивом при образовании орнаментальных сюжетов «алма терек» — «ветка яблони», «юч бармакъ» — «три пальца» и «таукъ аякъ» — «куриная лапка». Иногда мотив зигзага дополняется трилистниками.

Важное место в быту карачаевцев и балкарцев занимают более сложные по технике исполнения виды ковров, такие, как аппликационные кошмы — «жыйгыч кий- из». Этот технологический способ не был распространен среди других северокавказ­ских народов (за исключением вайнахов и кумыков). Они составляют совершенно от­дельную группу ковров, в которых с особой отчетливостью выразились связи с древ­ней кочевнической культурой. Такие ковры создают только опытные мастерицы. Ра­ботая на заказ по приглашению, они распространяют орнаментальные формы за пре­делы своих селений, поэтому границы бытования некоторых узорных приемов в ап­пликационных войлоках выражены не столь однозначно, как в «ала кийизах». Основ­ными формообразующими элементами узора аппликационных войлоков являются «къочхар мюйюз» — «бараньи рога». Изображения рогов, пересекаясь и усложняясь, образуют центральные медальоны. Все остальные орнаментальные мотивы, от спира­ли до древовидной фигуры, включая бордюры, также имеют роговидные отростки. И только солярные знаки, розетки и антропоморфные фигурки, свободно расположен­ные по фону ковра, не подчиняются этому правилу. В подобных композициях не об­наруживается декоративный характер указанных элементов, а выявляется исключи­тельно их магическое, обереговое значение. Интересно, что при работе в технике ап­пликации всегда присутствует доля импровизации: случается, что мастерица по-иному зажимает войлок при вырезании узора или делает дополнительный надрез. Иногда от­клонения заходят так далеко, что образовавшийся мотив утрачивает сходство со своим первоисточником. Так, из простых и ясных рогообразных фигур получаются сложные орнаментальные образования, напоминающие растительные формы. Но, в любом слу­чае, композиционная схема ковра сохраняется: она всегда состоит из ряда крупных орнаментальных узлов, расположенных по горизонтальной оси главного поля, мелких фигур и бордюрной полосы с бахромой, обрамляющей нижнюю часть ковра-занавеса.

Существует еще одна линия развития орнамента аппликационных кошм — в сторону усложнения геометрических форм. В этом случае, основу композиции составляют не растительные элементы, а геометрические. Ритмический повтор ромбов, уси­ленный ярким цветом, подчеркивает геометрический характер орнамента и выявляет формы традиционных растительных мотивов. Таким образом, можно проследить, как «кочхар мюйюз» в орнаменте аппликативных кошм трансформируется то в сторону усложнения силуэта геометрических формообразований, то в сторону превращения «бараньих рогов» в растительные формы.

Богатство орнаментальных форм «жыйгыч кийиз», их изысканность и вырази­тельность делают эти изделия гордостью национального искусства. Ими нередко пользуются народные мастера при разработке узоров в золотом шитье или резьбе по камню.

Художественные традиции аппликативных войлочных ковров «жыйгыч кийиз» получили дальнейшее развитие в кошмах с врезанным орнаментом — «бичген кийиз». Техника врезанного орнамента в основной фон кошмы позволяет экономить материал. Именно это обстоятельство послужило отправной точкой для развития как техниче­ских, так и художественных особенностей узорных войлоков. В процессе изготовле­ния отдельные элементы вырезаются из войлочной основы, имеющей разные цвета, затем сшиваются вместе по композиционной схеме, задуманной автором. Этот способ, известный в литературе под названием «мозаичный», распространен у многих народов Северного Кавказа. Вырезанные одновременно из двух или трех окрашенных в разный цвет полотнищ орнаментальные куски меняются местами, в результате получаются два — три войлока с одинаковым узором, но разных по цвету, по принципу негативно­позитивному. Особую нарядность им придает окантовка белым «сутажем». При этом скрываются швы. В отличие от «жыйгыч кийиз», «бичген кийизы» характеризуются, прежде всего, яркостью цветовых сочетаний и строго замкнутой композицией. Сюжет «бичген кийиза», как правило, строится на сочетания мотива центрального поля и бордюрного обрамления, где доминантой, безусловно, является бордюр. Во всех бес­численных вариантах бордюра угадываются несколько основных мотивов: трилист­ник, тюльпановидный цветок, звезда — розетка, лапчатый пятиотростковый мотив или же мотив стебля с глубокими изгибами и листьями. Листья, вырастающие из верхуш­ки плода, образуют древовидную форму. Особенно сложный рисунок имеют угловые фигуры бордюра. Древовидные формы в бордюре «бичген кийиз» часто повторяются. На отдельных кошмах помещаются одновременно два-три варианта различных древо­видных мотивов. Общий характер бордюрной ветки во всех вариантах меняется в за­висимости от сложности ее элементов. Чем сложнее орнаментальная фигура бордюра, тем более гибким делается излом побега. Этим достигается композиционное равнове­сие.

Мотив центрального поля, также имеет множество оригинальных комбинаций: например, рогообразные формы попеременно сочетаются с растительными элемента­ми, что придает орнаменту центрального поля особую взаимосвязь с бордюром, или же центральное поле разрабатывается на растительной основе, в сочетании со слож­ным бордюром. Все элементы узора — и пальметты, и рогообразные отростки, и цен­тральная фигура — декорированы тонкими резными листочками. Характерный для это­го орнамента тонкий и пластичный рисунок свободно заполняет все центральное поле, подчеркивая праздничный характер «бичген кийиза». Колористическое решение ковров, рассматриваемой группы, отличается повышенной интенсивностью цвета. При этом большую роль играют не только контрастные соотношения фона и орнамента, но и соотношение цвета центрального поля и каймы, а также контраст окантовочного шнура и элементов узора. Чаще всего мы видим сочетания двух цветов — черного с красным или оранжевого с черным.

Среди всего многообразия войлочных ковров большой интерес представляет еще одна совершенно особая группа — «марал мюйюз». Группа ковров с изображением оленьих рогов. В построении композиции «марал мюйюзов» главной темой орнамента является изобилие длинных и изогнутых отростков, напоминающих собой оленьи ро­га. По законам осевой симметрии они заполняют все поле ковра. Бордюр в этих вой­локах играет явно подчиненную роль, а иногда и совсем отсутствует. В некоторых случаях он просто заменяется узкой ленточной рамкой. В композициях с оленьими рогами совмещаются два разных художественных принципа: бордюрный мотив «къарылгъач» — «ласточки» не связывается с узором центра — его раскинутые упругие от­ростки как бы нанизываются на пересекающиеся центрические прямые, или же «оле­ньи рога» соединяются с орнаментальным мотивом «пальметта». Пальметта, являясь главным объединяющим элементом композиции, заполняет все центральное поле и подчиняет мелкие детали.

Как явление народного искусства, войлочные ковры балкарцев и карачаевцев представляют собой единое художественное целое, со своими приемами орнаменти­рования и уникальными особенностями развития. Восхищает богатство и многообра­зие форм узоров, в которых выражена творческая сила народа, его национальная са­мобытность. О подлинной народности искусства войлочных ковров у балкарцев и ка­рачаевцев свидетельствует их тесная связь со многими народными обрядами и обы­чаями — свадьбами, похоронами, приемами гостей — что, в свою очередь, способствова­ло развитию национальных орнаментальных форм. Консервативность, обусловленная замкнутым образом жизни горянок-мастериц, хранительниц художественных тради­ций войлочного производства, определила сохранность многих орнаментальных моти­вов, идущих из глубины веков.

Литература

  1. Алексеева Е.П. Карачаевцы и балкарцы — древний народ Кавказа. Черкесск, 1963.
  1. Бернштейн Э.Б. Народная архитектура балкарского жилища. МНС. Наль­чик, 1960.
  2. Волкова Н.Г. Этнический состав населения Северного Кавказа в XVIII- начале XX вв. М., 1974.
  3. Иессен А.А. Археологические памятники Кабардино-Балкарии. МИА, № 3. М.-Л., 1941.
  4. История Кабардино-Балкарской АССР с древнейших времен до наших дней. Том 1. М., 1967.
  5. Кузнецова А.Я. Народное искусство карачаевцев и балкарцев. Нальчик. Эльбрус, 1982.
  1. Мамбетов Г.Х. Материальная культура сельского населения Кабардино- Балкарии. Нальчик, 1971.
  2. Маргграф О.В. Очерк кустарных промыслов Северного Кавказа с описани­ем техники производства. М., 1882.
  3. Махова Е.И., Черкасова Н.В. Орнаментированные изделия из войлока. ТКАЭЭ, Т. 5. М., 1968.
  4. Пиралов А.С. Краткий очерк кустарной промышленности Кавказа. Кус­тарная промышленность России, Т. 3. СПб., 1913.
  5. Руденко С.И. Древнейшие в Мире художественные ковры и ткани. М.,1968.
  1. Студенецкая Е.Н. Узорные войлоки карачаевцев и балкарцев. КЭС. Т. 6. М., 1976.

 

 

 

Источник: http://elibrary.ru/item.asp?id=25294214

Вверх