Пятница , 20 Октябрь 2017
Вы здесь: Главная | Библиотека | Статьи | История | Кавказская эмиграция и карачаево-балкарская публицистика
Кавказская эмиграция и карачаево-балкарская публицистика

Кавказская эмиграция и карачаево-балкарская публицистика

Т.Ш. Биттирова 

Известия Кабардино-Балкарского

научного центра РАН № 3 (71) 2016. С. 168-175

В статье анализируются основные факторы зарождения и развития карачаево-балкарской публицистики в диаспоре, определяется роль северокавказской публицистики в сохранении нацио­нальной культуры в условиях этнического рассеяния. Круг авторов «кавказских» журналов, те­матика публикаций — также предмет рассмотрения данной статьи.

Ключевые слова: кавказская политэмиграция, карачаево-балкарская диаспора, иноэтническая среда, публицистика как фактор сохранения связей диаспоры со страной исхода.

Публицистика, как принято считать, — «род литературы и журналистики, рассматри­вающий современные проблемы, актуальные политические, экономические, социальные вопросы. Цель публицистики — воздействовать на общество, привлечь внимание людей к какому-либо факту, добиться от них реакции. В публицистике всегда существует чётко выраженная авторская позиция и отсутствует художественный вымысел» [7, с. 88]. Как оперативный род литературы публицистика призвана освещать происходящие (или не­давно произошедшие) события и давать им оценки. Общественная значимость публици­стики заложена в возможности обратной связи, т. е. читатели могут полемизировать с ав­торами, дополнять их рассказы и очерки важными деталями, участвовать в раскрытии оп­ределенной темы и проблемы.

Главным условием становления публицистики является появление массового читателя, т.е. печатных органов, их доступность. С такими обстоятельствами пришлось столкнуться первым карачаево-балкарским публицистам, оказавшимся вдали от Родины. Поскольку помимо родного языка они знали только русский, то публицисты могли рассчитывать лишь на русскоязычную аудиторию. И эта аудитория, естественно, состояла из таких же эмигрантов, как и они сами. Пройдет немало времени, пока эмигранты научатся турецко­му и европейским языкам и начнут писать уже на вновь изученных. Карачаево-балкарские публицисты первого призыва были прежде всего участниками белоэмигрант­ского движения, которые оказались на чужбине после подписания Карского российско-­турецкого договора 1921 года, согласно которому Турция предоставляла им убежище. Более 200 тысяч беженцев нашли тогда кров в Турции. Многие из них оказались впослед­ствии в Европе, но большинство северокавказцев и азербайджанцев предпочли остаться в Турции, где уже были их национальные диаспоры. «Эмиграция кавказских народов, не принявших советскую власть, была достаточно масштабной. При этом в исторической науке анализируется главным образом история исхода русских из Российской империи. Оказавшись в других странах, преимущественно во Франции, которая приютила как рус­скую эмиграцию, так и иную, в том числе и кавказскую, многие представители Северного и Центрального Кавказа инициировали мощные общественно-политические движения», — отмечает И.Бабич [1, с. 99]. В числе выходцев из Северного Кавказа и Дагестана оказа­лись горцы, вовлеченные в революционное движение и в той или иной мере причастные к работе Горской республики. Они считали себя правительством в изгнании и продолжали свою деятельность вдали от родных гор. Несмотря на то, что связь с родиной была весьма нерегулярной, не имеющей каких-либо видимых результатов, они на протяжении всей предвоенной истории не оставляли попыток хоть как-то повлиять на политическую жизнь северокавказских республик. В различных странах ими были созданы всевозможные ко­митеты, союзы и общества, целью которых было свержение большевистского режима и создание государственного объединения на Кавказе на федеративных началах. Среди них не было единства в определении типа государственного устройства на покинутой родине. Одни деятели видели ее в составе России на федеративной основе, другие — самостоятель­ным государством.

Как известно из многочисленных исторических источников, «белое движение» с пер­вых лет эмиграции стало активно создавать политические организации для воссоздания империи в прежнем виде. Через несколько лет после исхода горцами Северного Кавказа и Азербайджана в Стамбуле была создана организация эмигрантов-кавказцев «Прометей» (к ним позже присоединились и грузины, просуществовала в 1926-1939 гг.) [6, с. 240]. «Из всех кавказских эмигрантских политических организаций, существовавших в различных странах мира, самым организованным было объединение «Прометей», созданное в Вар­шаве в 1925 году. В создании этого политического движения участвовали эмигрантские организации Грузии, Азербайджана, Северного Кавказа, Украины и Туркестана. В этом объединении видную роль играл внук Имама Шамиля — Мухаммад-Саид Шамиль (1901-1981). Он был признанным лидером северокавказской диаспоры в Турции и странах Ближнего Востока и одним из инициаторов и руководителей Народной партии горцев Кавказа», — пишет Н. Джавахашивили [8, с. 63].

15 июля 1926 года — день учреждения Комитета независимого Кавказа (КНК), который создавался в условиях строгой секретности, деятельность его была тщательно законспи­рирована. К примеру, такой штрих: в протоколах заседаний имена участников фиксиру­ются только под псевдонимами. Благодаря более поздним публикациям, в частности, кни­ге Георгия Мамулиа, где расшифрованы имена лидеров движения, мы узнаем, что авто­рами многих очерков и статей в печатных органах прометеевцев являлись балкарцы Ма- гометгерий Суюнчев (он упоминается под псевдонимами «Аслан», «Гирей Сунш»), Тау-солтан Шакманов и др. Что собой представляло движение, символом которого являлся прикованный к горам Кавказа Прометей? Характеристику его можно почерпнуть из мно­гочисленных деклараций самого «Прометея». «Час победы кавказских народов пробьет лишь тогда, когда они выступят против России и перед всем миром как одно единое кон­федеративное государство», — говорится в одной из них [6, с. 241]. К концу 20-х гг. в прометеевское движение были вовлечены все нерусские антибольшевистские эмигрант­ские организации. После окончательного объединения всех национальных кавказских центров (кроме армянских) был создан и его печатный орган «Прометей» (на русском языке). Первый номер журнала вышел в ноябре 1926 года в Париже. Через 10 лет, начиная с 1937 года, прометеевцы стали издавать 24-страничные бюллетени на немецком языке в Берлине с периодичностью 4 номера в год.

Основной целью «Прометея» было объединение кавказских горцев для освобождения Кавказа и создания независимого государства. Движение тайно поддерживалось боль­шинством европейских стран. «Северокавказская секция, которая вследствие разногласий среди горских эмигрантов до 1933 года так и не смогла развернуться в национальный центр, была в основном представлена в комитете народной партией горцев Кавказа, воз­главляемой Сеид-беком Шамилем» [6, с. 15]. Поддержка кавказских эмигрантов европей­скими странами не ограничивалась только помощью при издании газет и журналов, мно­гие бывшие царские офицеры были приняты на службу, их семьям давалась возможность трудоустроиться, а детям — учиться. Так, по свидетельству И. Марзоева, «в августе 1924 г. чехословацкие власти выделили Союзу горцев Кавказа 10 стипендий, чтобы Союз мог оп­ределить на обучение в вузы своих кандидатов. На эти стипендии были приняты: кабар­динец И. Сидаков, балкарцы Н. Суншев и И. Урусбиев, осетины К. Зангиев и А. Кунду­хов, черкешенка М. Шуманукова, азербайджанец А. Султан-Задэ» [8, с. 141-142]. Когда

Турция под напором Москвы запретила северокавказские организации, центр борьбы пе­реместился в Европу, в частности, Германию, Чехословакию, Польшу и Францию, там же стали издаваться их журналы и бюллетени.

Политические объединения кавказцев постоянно меняли свои названия, менялись страны и города, состав участников. Но неизменным было стремление свергнуть существующий в Советском Союзе строй, взять исторический реванш. Во многих объединениях мы наблюдаем активное участие представителей карачаево-балкарской эмигрантской среды. Так, к примеру, Пакт о создании Кавказской конфедерации от 14 июня 1934 года в Брюсселе подписывают «бывший председатель Национального совета Азербайджана, руководивший в то время Национальным центром, Эмин Расулзаде, бывший министр иностранных дел, а затем председатель парламента Азербайджана, руководитель делегации Алимардан бек Топчибашев, бывший председатель правительства Грузинской демократической республики Ной Жордания, бывший полномочный посол Грузии во Франции Акакий Чхенкели, северокавказцы — Мамед Г ирей Сунши, Ибрагим Чулик и Таусултан Шакман.

В Пакте Кавказской конфедерации были сформулированы основополагающие принци­пы этого объединения. Они базировались на принципах равенства. Руководить нацио­нально-освободительной борьбой народов Кавказа должны были избираемый Кавказский совет и его исполнительный орган — Президиум» [6, с. 64]. В становлении и развитии кав­казской эмигрантской периодики большую роль сыграл кумык по национальности Баммат Гайдар (1890-1965). В 1929-1931 гг. он издавал в Париже журнал «Независимый Кавказ», в 1934-1939 гг. руководил организацией «Кавказ» и был редактором ее печатного органа — журнала «Кавказ», выходившего на русском, французском, английском, немецком, турец­ком, грузинском и армянском языках [4, с. 468].

Среди лидеров и одним из главных руководителей национально-освободительного движения горцев Северного Кавказа был ингуш по происхождению Вассангирей Джабаги (1892-1961). После активного участия в бурных событиях начала 1917-1921 гг. оказался в эмиграции, жил в Турции, Польше и Франции. В 1924-1927 гг. — один из руководителей Комитета кавказских конфедератов в Стамбуле. Сотрудничая в 1926-1927 гг. с движением «Прометей», в 1928-1940 гг. находился в оппозиции как прометеевскому движению, так и входящей в него Народной партии горцев Северного Кавказа [3].

 

Слева направо сидят: Магометгерий Муссаевич Суюнчев, Джафер Сейдамет, Аяз Исхаки, Мамед Эмин Расулзаде; стоят: Мустафа Чокай, Мустафа Векилли, Таусолтан Келеметович Шакманов. Варша­ва, 30-е гг.

 

Таусултан Шакманов принял участие в конференции народов Кавказа, на которой совместно с другими участниками подписал договор о создании Конфедерации народов Кавказа» [2, с. 49].Практически во всех изданиях «Прометея» активно сотрудничали балкарцы — полити­ческие эмигранты Таусолтан Шакманов и Магометгерий Суюнчев. О личности Таусолта- на Шакманова нам известно из публикаций М. Барасбиева. О его деятельности в промете­евском движении автор пишет: «Находясь в эмиграции, Таусултан Келеметович продол­жал заниматься политической деятельностью и в 1928 г. участвовал в создании на терри­тории Польши общества национальных эмигрантских групп из России, которое в честь героя греческого эпоса назвали «Прометей». Шакманов стал первым председателем правле­ния этого общества. Следует отметить, что когда отдельные деятели «Прометея» предлагали установить связи со странами, в которых у власти находились фашисты, Таусултан Шакма­нов со вместе со своим земляком Суншевым (Суюнчевым — М. Б.) выступили против, на­стаивая на том, чтобы и впредь ориентироваться только на Польшу. В июле                                          1934 г.

В вышеназванной статье, посвященной кавказцам-масонам, И. Бабич дает краткую биографическую справку о Т. Шакманове [1, с. 99]. О нем также пишет Г. Мамулиа в книге «Кавказская Конфедерация в официальных декларациях, тайной переписке и сек­ретных документах движения «Прометей»: «Шакман (Шакманов) Таусолтан (1891-?) — один из руководителей национально-освободительного движения горцев Северного Кав­каза. Окончил юридический факультет Московского университета. Помощник присяжного по­веренного. Жил во Владикавказе. В марте 1917 г. принимал участие в создании временного ЦК Союза объединенных горцев Северного Кавказа и Дагестана. Член временного ЦК. С весны 1917 г. член Нальчикского окружного исполнительного комитета. В мае 1917 г. избран канди­датом в члены ЦК Союза объединенных горцев. Стал секретарем Терского областного испол­кома. В 1918 г. возглавил Нальчикский окружной народный совет, позже Кабардинский нацио­нальный совет. С января 1919 по март 1920 г. поддерживал генерала Деникина, работая в дени­кинской администрации Нальчика. После разгрома белых на Северном Кавказе бежал в Гру­зию. В эмиграции проживал в Турции и Франции. Вновь примкнул к сторонникам независимо­сти Северного Кавказа. В 1930-х гг. один из руководителей горцев — участников движения «Прометей». Подписал в июле 1934 г. Пакт Конфедерации Кавказа. В 1935-1938 гг. член Пре­зидиума Совета Конфедерации Кавказа» [6, с. 241].

Таусолтан Шакманов был одним из составителей различных документов организации, многие годы бессменным секретарем заседаний. В протоколах его имя обозначено, как правило, литерами «Т.Ш.», псевдонимом «Т. Султан» и др. Будучи юристом высокой ква­лификации, Таусолтан Шакманов готовил различные документы движения. К примеру, 15 января 1935 г. им была составлена «Схема организации Совета Конфедерации Кавказа», принятая делегатами конференции кавказских политических партий и организаций, вхо­дящих в движение «Прометей». Он часто выступал по различным злободневным вопро­сам, давал справки, вёл разъяснительную работу. Борьба шла и внутри самой эмиграции, об этом красноречиво свидетельствует выступление Таусолтана на одном из заседаний: «Т. Султан от имени горской секции категорически заявляет, что Совет и президиум су­ществуют; их работа и деятельность была совершенно легальна и признавалась горской секцией, что касается заявления Ибрагим-бея[*], то я должен заявить, что не было ни одного случая, чтобы я не ставил его в известность…

А что касается меня лично, то у меня нет никакой амбиции занимать какие-нибудь ответственные посты. Я везде и всюду являюсь заместителем ответственных работников» [6, с. 115].

Разногласия в различных вопросах политики в среде эмигрантов были привычным де­лом. Многие лидеры кавказских организаций соперничали, каждый стремился расширить сферу своего влияния. Такой вывод напрашивается при чтении как мемуарной литерату­ры, так и полемических статей. Так можно оценить статью Г. Баммата в отношении Т. Шакманова в журнале «Кавказ», опубликованную в книге «Гайдар Баммат и журнал «Кавказ»: сборник статей за период существования журнала 1934-1939 гг.» [4] Здесь ав­тор пытается принизить роль Т. Шакманова в революционном движении в период рево­люций и гражданской войны, чтобы таким образом отвести все обвинения Т. Шакманова, напечатанные в грузинском журнале «Дамоукедебели Сакартвело», о недостаточной акту­альности публикаций журнала, руководимого Бамматом. Такие события были повседнев­ностью эмиграции, продиктованные особыми условиями их деятельности.

Атрибутировать статьи и очерки Таусолтана Шакманова непросто. Он ни разу не под­писался под публикациями своим полным именем и фамилией. Данное обстоятельство было вызвано необходимостью тщательной конспирации, ибо чекисты отслеживали и вы­слеживали всё и всех. Как было отмечено выше, даже в официальных документах ему приходилось скрывать свое подлинное имя под различными псевдонимами. Расшифро­ванные на сегодняшний день псевдонимы Т. Шакманова «Т.Ш.», «Т. Султан», «Султан», «Таусолтан» дают нам возможность проследить за его публицистикой в журнале «Сво­бодный Кавказ», где, естественно, он мог печататься и под другими псевдонимами. Наи­более значимые его статьи, обнаруженные нами, — «К предстоящему открытию радио­станции «Освобождение», «К 10-летию великого преступления», «Потенциальный враг».

Статья «К предстоящему открытию радиостанции «Освобождение» начинается заявле­нием, что «в холодной войне между тоталитарным коммунизмом и свободным демокра­тическим миром колоссальное значение приобретает радио…» [10]. Это было время, ко­гда наряду с печатными органами радио начало занимать важное место в распространении информации по всему миру, и данным обстоятельством не преминули воспользоваться эмигранты. Публикация свидетельствует об огромной работе, проделанной Таусолтаном Шакмановым в разработке концепции радиовещания, его структуры, основных целей и задач. «Учитывая, что коммунистическая пропаганда (в том числе) и радио, делает дос­тоянием населения не все важнейшие новости, а только те из них, что считаются выгод­ными для коммунистического руководства, зачастую, при этом, искажая факты, радио «Свободная Россия» в своей ежедневной программе должно предусмотреть краткую пере­дачу важнейших новостей с расчетом оповестить подсоветское население и о тех фактах, кои советская пропаганда скрыла от слушателя,» — писал Т. Шакманов [12]. Первона­чальное название «Освобождение» было изменено на «Радио Свобода», активным сотруд­ником которого вскоре стал Махмуд Дудов. Принимал ли участие в его работе сам Тау- солтан Шакманов, нам неизвестно. Большая статья Таусолтана Шакманова «К 10-летию великого преступления» посвящена 10-летию выселения некоторых народов Кавказа в пе­риод сталинской диктатуры и снабжена историческим экскурсом [11]. Таким образом, Т. Шакманов одним из первых в карачаево-балкарской историографии пытался определить причины геноцида наказанных Сталиным народов.

Другая публикация Т. Шакманова в журнале «Свободный Кавказ» — «Потенциальный враг (Из записок бывшего политзаключенного)» стоит несколько особняком в творчестве публициста. Хотя повествование ведется от первого лица, несмотря на подробное описа­ние лагерного быта, известно, что Т. Шакманов сам избежал судьбы политзаключен­ного. Возможно, в основу произведения легла история, услышанная в политэмигрантской среде, среди которой был знаменитый ингуш Созаруко Мальсагов — один из немногих полит­заключенных в СССР, которому удалось сбежать из Соловков. С. Мальсагов — участник ле­гендарного побега из Соловецкого лагеря особого назначения (СЛОН). В издаваемом А. Ав- торхановым журнале была напечатано его письмо, в котором он призывал к единству все по­литические организации: «Издавая здесь, за рубежом, нужные и необходимые для нашего де­ла журналы…, мы взяли на себя моральную ответственность здесь, в эмиграции, крепить ан­тикоммунистическое единство кавказцев до благополучного проведения нашего общего дела — освобождения Кавказа» [13]. Письмо С. Мальсагова передает общий дух и надежды объеди­ненных вокруг кавказских изданий политэмигрантов.

В именном указателе сборника документов Г. Мамулиа общественной деятельности другого карачаево-балкарского публициста — Магометгерия Суюнчева — дана подробная характеристика: «Сунш (Суншев) Магомет Гирей (1883-?) — один из руководителей на­ционально-освободительного движения народов Северного Кавказа. Балкарец, князь, в 1912 г. избран членом горского суда в Нальчике. В 1917 г. избран членом продовольст­венной управы в Нальчике. После Февральской революции в 1917 г. член Кабардино­Балкарского национального совета. В 1920 г. после прихода большевиков скрылся в Гру­зии, затем вернулся к себе в горы. Один из руководителей восстания в Карачае в 1920­1921 гг. Затем эмигрант. Жил в Турции и Франции. Член ЦК Народной партии горцев Се­верного Кавказа. В 1930-х гг. один из горских руководителей движения «Прометей». Под­писал в июле 1934 г. Пакт Конфедерации Кавказа. В 1935-1938 гг. член Совета Конфеде­рации Кавказа» [6, с. 235]. Магомедгерий Суюнчев и Таусолтан Шакманов похоронены под Парижем на известном кладбище эмигрантов Сент-Женевьев-де-Буа.

В изданиях кавказских политэмигрантов печатались не только аналитические статьи, но и письма, из которых можно почерпнуть, где и как обосновались наши соотечествен­ники, какими идеями они жили. К примеру, только в нескольких номерах журнала «Сво­бодный Кавказ» за 1952 год были опубликованы письма и сообщения Таппасханова, скрывавшегося под именами А. Ботай, С. Боташ, М. Онал, карачаевцев из Бейрута, М. Кочкарова и других карачаево-балкарских эмигрантов В №8 журнала за 1952 г. напе­чатан некролог на смерть Юсуфа Борлака (род. 15 мая 1913 г. в Джегуте): «Прошел тяж­кий путь эмиграции. Последние годы он принимал активное участие в общественно­религиозной жизни мусульманской эмиграции. Энергичной работой Юсуфа была органи­зована мечеть в лагере Шлясгайм. Юсуф Борлак одновременно популяризовал среди кав­казских беженцев идеи СКАНО». Первая публикация Мурата Борлака (который впослед­ствии был в числе активных авторов журнала) «Пути кавказской свободы» («Свободный Кавказ», 1952, №6, 29-30 с.) посвящена актуальным вопросам жизни эмиграции, здесь ав­тор также напоминает о трагических путях, пройденных ею, и призывает всех, забыв рас­при, бороться против коммунистов.

Отношение к белой эмиграции в нашей стране менялось в соответствии с политиче­ским курсом государства — от попыток физического уничтожения заметных фигур движе­ния в период сталинизма до понимания причин возникновения эмиграции и сочувствия к элите российского общества, оказавшейся на обочине истории из-за государственного пе­реворота в 1917 г. В исторической литературе также наблюдается неоднозначное отно­шение к политической и публицистической деятельности эмиграции. Оценки самые раз­ные. Те, кто публикует документы движения, обходятся небольшими замечаниями, давая возможность читателю самим сделать выводы о деятельности эмигрантов. Но встречают­ся и такие работы, где резко отрицательные характеристики даны всем без исключения участникам «белого движения». В этом плане в качестве примера можно привести коллек­тивную работу «Организация «Прометей» и «прометейское» движение в планах польской разведки по развалу России/СССР», где авторы представляют всех заметных деятелей прометеевского движения разрушителями России и одновременно резидентами несколь­ких разведок европейских стран [14].

Однако современная политика Российского государства, направленная на гласность и демократию, опирается на другую идеологию, дающую возможность признать эмигрант­ское движение фактом истории и культуры России и рассматривать его в неразрывном единстве со всеми историческими коллизиями страны начала бурного ХХ века. Об этом свидетельствует и такое важное событие, как открытие 5 октября 2015 г. мемориально­исследовательского и архивного центра русской эмиграции во Франции, созданного при поддержке Российской Федерации. «В официальной церемонии в Русском доме, на терри­тории которого разместился центр, приняли участие мэр Оливье Леонар, посол России во Франции Александр Орлов, епископ Корсунский Нестор, руководители российских и французских музеев, многочисленные жители города. Исследователи смогут знакомиться в этих залах с фотографиями, архивными документами русской диаспоры, семейными ре­ликвиями. «Наш дом будет хранителем истории русской эмиграции, — сказал в своем вы­ступлении глава ассоциации «Русский дом», бывший министр французского правительст­ва Жан де Буайю. — Мы хотим высказать нашу признательность президенту России Вла­димиру Путину за помощь и содействие в создании этого центра». «Русские эмигранты внесли большой вклад в развитие Франции, посвятив ей немало своих сил и талантов, — отметил российский посол. — Этот дом — памятник всем нашим соотечественникам, до конца своих дней мечтавшим о возвращении на родину» [9].

Таким образом, большинство кавказских эмигрантов были объединены в различные поли­тические движения, основной целью которых было свержение Советской власти в СССР и возвращение на Родину. Их деятельность была многосторонней — от философских и литера­турных сентенций до призывов к вооруженной борьбе против Советов. Мы наблюдаем ак­тивное участие представителей из карачаево-балкарской эмигрантской среды в деятельности названных политических организаций. Участники белоэмигрантского движения балкарцы Таусолтан Шакманов и Магомедгерий Шакманов были также в числе активных публицистов, в статьях, очерках, зарисовках которых реализовались их идеи общественного и политическо­го обустройства Кавказа в случае свержения советского строя.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Бабич И. Кавказцы в русских масонских ложах Франции (1922-1933 гг.) // Кавказ и глобализация, Баку. Т. 8, выпуск 3-4, 99 с.
  2. Барасбиев М. Генеалогия Таусолтана Шакманова. // Генеалогия народов Кавказа. Традиции и современность. Вып.2. Владикавказ, 2010, 46-51 с.
  3. Былинин В.К., Зданович А.А., Коротаев В.И. Организация «Прометей» и «прометей- ское» движение в планах польской разведки по развалу России/СССР // Труды Общества изучения истории отечественных спецслужб. Т.3. М.: Кучково поле, 2007, 318-414 с.
  4. Гайдар Баммат и журнал «Кавказ»: сборник статей за период существования жур­нала 1934-1939 гг. / Составитель Доного Хаджи Мурад. Махачкала-Париж: Библиотека журнала «Ахульго», 2010.
  5. Джавахишвили Н. Из истории сотрудничества кавказских политических эмигрантов (в период с 1921-го до начала 1940-х гг.) // Кавказ и глобализация, Баку. 2009. Т 3. Выпуск 4.
  6. Кавказская Конфедерация в официальных декларациях, тайной переписке и секрет­ных документах движения «Прометей» / Сост., пред., пер., прим. Г.Г. Мамулиа. М.: Изда­тельство «Социально-политическая мысль», 2012. 240 с.
  7. Литература и язык. Современная иллюстрированная энциклопедия / под редакцией проф. А.П. Горкина. М.: Росмэн. 2006.
  8. Марзоев И.Т. Тагиата: привилегированное сословие Тагаурского общества Северной Осетии. С.141-142.
  9. Режим доступа — http://tass.ru/ Дата обращения — 05.10.15
  10. Свободный Кавказ. 1952, № 4-5. С. 35.
  11. Свободный Кавказ. 1952, № 1. С. 23.
  12. Свободный Кавказ. 1952, № 4-5. С. 36.
  13. Свободный Кавказ. 1953, № 3(18). С. 31.
  14. Труды Общества изучения истории отечественных спецслужб. Т. 3. М.: Кучково поле, 2007.

CAUCASIAN EMIGRATION
AND KARACHAY-BALKAR JOURNALISM

T.SH. BITTIROVA

Institute of Humanitarian Researches of KBSC of the Russian Academy of Sciences”

360000, Nalchik, Pushkin St., 18
E-mail: kbigi@mail.ru

The article analyzes the main factors of the origin and development of Karachay-Balkar journalism in the diaspora. The article defines the place and the role of the Northern Caucasus journalism in preserva­tion of the national culture during the ethnic dispersion. The present article studies the circle of the au­thors of «Caucasian» magazines as well as the thematic of publications.

Key words: Caucasian political emigration; Karachai-Balkar diaspora; foreign ethnic environment; journalism as a factor in preserving the diaspora ties with the country of origin.

Работа поступила 20.04.2016

[*] Гайдаров Ибрагимбек (1879-1949) — один из руководителей национально-освободительной борьбы горцев Северного Кавказа. В 1918 г. занимал пост министра внутренних дел и министра почт и телеграфов Союза горцев Северного Кавказа и Дагестана. С 1920 г. эмигрант, жил во Франции и Турции.

Вверх