Воскресенье , 22 Октябрь 2017

«Карачай» Люсин

Карачай

Люсин

(Газета «Северный Кавказ» 1888 г., № 35,38,41,43,49,50).

Карачай занимает пространство около 3,5 тыс. квадратных верст, составляет 1/5 часть Баталпашинского уезда.

В кристаллических породах правого берега Кубани, при впадении в неё р. Худеса, обнажаться свинцово-серебряные жилы, против Карт-Джурта на высотах левого берега Кубани, открыты медные шлаки – свидетельство существующей здесь когда-то  добычи меди. По Хурзуку обнаружены залежи серы (селитренный камень), в горах левого берега Учкулана – железная руд; каменный уголь – в Маре, Кубыша, Хумаре и Каракенте. Эти места в 1881 году посетил профессор Линдеман. (Линдеман и Люшин и в сопровождении аульных старшин, а также почетных стариков и мальчиков побывали и на озере Хурла-Кёль и Тебердинское ущелье, которому карачаевцы ежегодно прогоняют лошадей и рогатый скот на продажу в Сухумский отдел).

Возле аула Теберда берега реки обнажены и знойное солнце заливает их своим ослепительным блеском. Верховья Кубани и Теберда изрезаны сетью оросительных канав, служащих проявлением своеобразия карачаевской культуры. Здесь в Теберде взращивают хлебные растения: просо, ячьмень, кукуруза; а по террасам правого берега лепятся, как птичьи гнёзда, тебердинские сакли.

Хурла Кёл – это озеро Хурла, в нем когда-то утонул карачаевец Хурла со своим овечьим стадом и на дне озера, согласно поверью, продолжает заниматься хозяйством. Вот почему, говорят, во время стрижки овец на поверхности этого озера всегда появляется овечья шерсть. Карачаевцы, которые в летнее время пасут здесь свои стада, не пьют воды из легендарного озера, а пользуются из соседнего ручья.

…Первое впечатление, произведённое на меня местностью Центрального Карачая было таково, что я невольно сравнил её с дантовским адом…   Такого гражданского мужества, такой упорной несокрушимой энергии, такой беззаветной преданности делу (об учителях горской школы – И.Ш.), я ещё не где не встречал…

Теперь Карачай не то, что был 25 лет назад: у зажиточных людей появились домики городской архитектуры, а в домиках – самовар, посуда, заводские ножи, ложки, вилки. Общество выстроило у себя двухэтажное, под железною кровлею, здание, где помещаются кассы и квартира русского учителя (первого горского учителя М.Алейникова – Ред.); построило прекрасное в архитектурном отношении здания для горского суда и больницы; нажило 17 тыс. капитала, который как ссудный, имеет для бедных жителей Карачая огромное значение. Общество наняло хорошего фельдшера, которому платят до 600 рублей  жалованья в год и у которого в течение года пребывает несколько десятков тысяч амбулаторных больных. Карачай в культурном отношении много переменился под благотворным управлением покойного генерала Петрусевича и его ближайших из окружения…

Карачай мог бы быть русской Швейцарией, мог бы снабжать Россию миллионами пудов  швейцарского сыру высокого.

Карачай – богатый край, и мистер Пикок, посетивший Карачай несколько раз как консул в Батуми, данным давно отослал о нём свои монографии куда следует. Очерк Гр. Петрова (ст. помощник администрации Пертусевича и Кузовлева, автор ряда газетных статей и очерка «Верховья Кубани-Карачая», — Ред.) – жиденький. О Карачае у нас почти ничего не писалось. Корреспонденции Алейникова не представляют ничего систематического и являются сырым материалом. Но и это немногое, что написано о Карачае, храниться под сундуком.

Каждому аулу Малого Карачая в административном порядке отведены юртовые наделы земли – пастбища, сенокосы и леса. Вся масса населения между Большим Карачаем и Малым распределяются неравномерно и относятся как 2 к 1-му. На пяти аулах центра приходиться более 13 тыс. душ обоего пол, а на периферию – только семь тысяч.

…Между центром, с одной стороны, и периферией с другой, установились антагонистические отношения, вытекающие из неравномерного распределения между ними земли и леса… Буржуазного элемента в Карачае не существуют… В отношении социальной организации все карачаевские общества распределяются на две сословие, неодинакова по числу и экономическому положению, группы. Это – с одной стороны бывшие владельцы – князья и дворяне, с одной стороны, и простой народ или бывшие крестьяне – с другой. В совокупности сословные отношения патриархальны… Дух рабской зависимости сохраняется в народной массе и поддерживается крайне неравномерным распределением богатств между этими двумя сословиями. Производительный труд и нищета доставляют печальный удел карачаевского плебея: избыток вещей и пищи, праздность и ожирение как пороки всецело на стороне карачаевской аристократии – «пюр-сан» (?!).

…Горский словестный суд по «Временным правилам», утвержденный наместником Кавказа 18 декабря 1870 года, состоит из представляющего полицейского чиновника, из двух депутатов от населения; для решения дел по шариату назначается кадий, и аульный суд, состоящий из трех судей, определяются на три года. Аульное общество, по правилом об общественном устройстве аулов в Кубанской области, на аульном сходе избирают аульного старшину, комиссию для раскладки и взимания подати и других сборов, смотрителя запасного хлебного магазина и аульного казначея.

Двадцатитысячное население Карачая живет по среди скал, в глубине речных долин, совершено непригодных, ни по своим почвенным, ни по климатическим условиям для хлебопашества. Тончащий слой почвы, лежащий на гранитной подпочве, не годиться для обработки его под хлебные растения и требует слишком больших затрат на устройство постоянного, исправно действующего и повсеместного орошения.

Да и этой малоудобной земли в Карачае слишком мало, так мало, что она здесь цениться чуть не на весь золота – от 2 до 2.2 тыс. рублей за десятину… так что карачаевцы пахотной земли не имеют и если засевают яровые хлеба (ячмень, овес, просо, кукурузу, полбу сажают картофель), то весьма в незначительном количестве. Да и вообще земледелие не имеет важного значения в экономическом быту. Карачай живет скотоводством: в скотоводстве заключается главный, можно сказать – единственный источник материального благосостояния карачаевского народа…

Пища карачаевца – молоко, сыр, айран, мясо; предметы торговли те же продукты молочного хозяйства, крупный и мелкий рогатый скот и лошади. Кроме того карачаевец поторговывает лесом, который тут же у него под рукою. В Карачае более 300 тыс. разного рода скота и лошадей. И это для 20 тыс. населения.

По причине недостатка пастбищной земли, карачаевцы вынуждены покупать (арендовать) её у казны, казачьих станичных обществ и у частных землевладельцев на определенные сроки.

С ранней весны, как только котка овец прекратилась в Карачае, начинается колоссальное движение: вся масса карачаевского скота оставляет равнины и углубляется в горы, где так много прекрасных летних пастбищ.  Осенью совершается обратное движение: карачаевцы спускаются со своими стадами вниз в долины рек, на заарендованные участки, где устаиваются вновь в зимние коши. Кош – это карачаевский хутор, здесь вы найдете некоторое жилье, устроенное на скорую руку из хвороста и соломы, с отверстием в крыше для дыма. Жилье это огорожено плетнем так, что образуется необходимой величины скотный двор… На кошу вы встретите кроме мужчин и карачаевских женщин и их детей.

Мелкие хозяйства соединяются по два, по три и больше и арендуют участки сообща, составляя таким образом, общее кошевое хозяйство.

Рогатый карачаевский скот мелок, так называемый, горской (карачаевской) породы; овцы – курдючные, простые, славятся своим мясом (Карачаевские барашки). Лошади не красивы на вид, но сильный крепкий и для путешественника по горам незаменимы. В этом мы убедились во время поездки с профессором Линдеманом в Хурла-Кёл по трясине и скалистых тропах: впереди каравана шли Ачахмат Дудов и Исхак Крымшамхалов. Ачахмат: «О-о, джаш! Алгъа бар, Аллах учун, анда самавар салсынла деб, айт! («Эй, парень, пройди вперёд и скажи, чтоб затопили самовар!» – Ред.).

Удойливость у коров карачаевских не велика, но зато какое это густое, вкусное, можно даже сказать, ароматическое молоко! Тут все в кормах, а известно, что карачаевские корма куда как хороши!

Молочное хозяйство карачаевцев, однако же никуда не годиться. Подоив коров, карачаевец сливает молоко, почти не процеживая, в бурдюки  и в них заквашивает его на айран (скорее всего здесь речь идет о кефире, приготовляемом в бурдюке из только что надоенного молока, не подвергнутого кипячению – Ред.). Часть молока перерабатывается на карачаевский сыр, который сохраняется в прок в сывороточном кислом растворе. Айран, заготавливаемый в прок присаливается и также хранится в кадках и бурдюках.

На карачаевском кошу кроме айрана найдется и так называемый кефир, или по местному – кпы.

Имея в виду, что основание народного благосостояния в Карачае заключается в скотоводстве, Кузовлев (уездный начальник) поставил себе задачею упорядочивать карачаевские молочные хозяйство, а с ним и само скотоводство, для чего возбудил ходатайство об устройстве в Карачае школы молочного хозяйства.

Впредь же до формального разрешения вопроса, он пригласил в уезд специалиста молочного хозяйства А.А.Кирша, которому поручил устройство среди горского населения уезда несколько сыроварен – в  Кувинском и Джегутинском аулах. Общественным приговором молоко скупалось у населения за 40 коп. за пуд, из коих в Кувинском изготовляли честер, а в Джегутинском – швейцарский сыр. Честер шел в Англию и успешно конкурировал с местными сырами, на английских рынках. Швейцарский сыр бойко раскупался в России и Кавказе…

Злобой дня в Карачае и теперь, как прежде является его скотоводство и молочное хозяйство. Устройство школы молочного хозяйства по прежнему составляет важный вопрос и притом, вопрос не только одного Карачая, но пожалуй, и целой России.

Карачай при условии распространения в местном населении рациональных начал молочного хозяйства мог бы быть одним поставщиком сыра на всю Россию и вытеснил бы окончательно ввоз заграничного сыру в пределы России.

Я не знаю такой страны в пределах России, где так удачно, где так исключительно благоприятно сложились бы все условия для производства продуктов молочного хозяйства как местности по северному склону Кавказского хребта вообще, и верховья Кубани, в особенности. При трехтысячном скотоводстве Карачай мог бы свободно продавать одного сыра на миллион рублей. Сейчас же карачаевцы делают сыр и продают его по 10 коп. за фут.

Лесной промысел. Они занимаются только торговлей лесной, т.е. продают брусья, вывозят их в Баталпашинск на базар. Кузовлев привлек бы горское общество к устройству лесного завода, урегулировал зачистку карачаевских лесов, устроил сплавные пути, ввел новые виды лесного промысла, например, перегонку отбросов и пней, помог устроить смоло-скипидарные заводы, имея в виду насаждения кустарной промышленности в Карачае. Сумма вырученных населением Карачая от самостоятельной рубки и продажи стволового леса колеблется между 70-80 тыс. рублей. За вырубку и сплава леса для лесопильной компании Бурцева население выручает до 100 тыс. руб.

Карачаевский скот и лошадей можно встретить обыкновенно на каждой ярмарке Северного Кавказа, но кроме того карачаевцы ведут торговлю скотом и лошадьми с Закавказьем и ежегодно прогоняют часть рогатого скота и лошадей в Сухум, где цены стоят значительно выше северокавказских.

Злейший враг карачаевского скотовода – чумная эпизоотия, каждогодно свирепствующая на карачаевских кошах. И удивительное дело: кажется, с тех пор, как свет стоит, чума на рогатый скот не переводиться у нас в Карача. Формальная борьба с этим бичом скотоводства ни к чему до сих пор не привела. Да и мыслима ли борьба против чумной заразы на карачаевских кошах  при существующих здесь топографических условиях. В зимнее время в некоторые даже аулы невозможно пробраться иначе, как только рискуя жизнью. Попробуй ка любой ветеринар проехать  поздней осенью или ранней весной в Дуут или Джазлык – такой подвиг по силам разве только карачаевскому аборигену.

Уездная полиция только на том и выезжает, что в чумный период времени запрещает из Карачая всякую езду на воловых  подводах. Трудно себе приставить, какая масса скота в Карачае погибает от чумы. На этот счет к сожалению нет верных сведений, да и собрать их весьма трудно. Карачаевцы, однако, успели заметить, что скот переносящий чуму один раз, в другой раз уже не подвергается этой болезни, поэтому такой скот у горцев в большой цене. Кроме того, замечено, что быки и коровы серой шерсти (т.е. черноморской породы – Ред.), не так легко подвергаются заболеванию чумой, нежели те же животные, покрытые шерстью другого цвета.

В домашнем быту особливо на свадьбе карачаевцы умеют (по своему, конечно) принять и угостить госте. У зажиточных непременно найдете самовар, необходимую чайную посуду, прекрасные сливки, свежее масло, великолепный шашлык, и разные печенья из разных пряностей или кукурузной муки.

Карачаевские женщины ткут сукно для черкесок, вышивают в гладь золотом и серебром, стряпают, нянчат детей и ведут мелкое домашнее хозяйство…

Садоводством в Карачае никто не занимается и трудно объяснить себе причину этого, потому что можно было бы успешно развить фруктовые деревья; пчел хотя и держат многие, но не в аулах, а на кошах. По берегам рек встречаются поля засеянные ячменем, овсом, просом или даже кукурузой. Там, где нет искусственного орошения, урожай возможен только при постоянных дождях весною и летом, в противном случае все выгорает. В центральном Карачае повсюду действует целая систем, так называемая арыков.

Каждый двор имеет у себя несколько квадратных сажень земли, тщательно обработанный и огороженный где камнем, а где целыми сосновыми бревнами, срубленными нарочито для этой цели.

Юртовая земля, т.е. душевой надел между аулами Центрального Карачая, не распределена, в силу этого жители этих аулов пользуются землей на праве общинной собственности. Есть кроме того земля, еще земля, которую общество делит на участки, отдавая последние в аренду своим же членам за определенную плату в доход общества. Такая земля находиться в верховьях р. Джегута, по Гошаях Сырты, в окрестностях Гум Баши, по левому берегу Мары – это так называемая запасная земля, предназначенная для а. Маринского, когда население последнего вырастет до 6000 дворов, а пока 200.

Карачаевским аулам земля в административном порядке указана для каждого отдельно. Узкая полоска, удобной для обработки земли, тянется по берегам рек. Она делиться на участки по числу дворов.

Урожай в Карачае, в среднем, никогда не превышает сам-трех. Карачаевский плуг легок, прост, оригинален и вполне приспособлен для карачаевской почвы; Карачаевская мельница миниатюрна, поставлена на арыке. Или проходном ручейке, мелет в день каких ни будь 3 меры, а карачаевцу больше и не нужно: мельница отвечает вполне количеству собираемого урожая, и ни какая другая мельница в Карачае не имела бы практического значения – она проста, дешева и удовлетворяет вполне своему назначению. (Газета «Северный Кавказ» 1888 г., № 35,38,41,43,49,50).

 

 

 

Люсин «Карачай»// Дореволюционные публикации (Сост.  А.И.Айбазов, И.М.Шаманов) / Известия Карачаевского научно-исследовательского института. Вып. IX. — Черкесск: ИКО «Аланский Эрмитаж», 2013.

Вверх