Воскресенье , 22 Октябрь 2017

Нужды Карачая

Нужды Карачая

В.П. Колесников

(«Кубанские областные ведомости», 1898, № 242, 255,259, 262, 267)

 

…Генерал Н.Петрусевич, этот герой Карачая, заслуживает такую память между горцами, что и до сих пор с его именем соединяется для карачаевцев весь писаный закон, и в спорах еще и теперь бывшее мнение г. Петрусевича в аналогичных случаях является решающим – «так говорил Петрусевич». Этот мирный герой Карачая полагал, что Учкулан должен играть передовую роль в жизни 17 селений всего Карачая: он завел первую школу общекарачаевскую именно в Учкулане и  здесь же выстроено было им… здание специально для общекарачаевской больницы. Учкулан оправдал надежды Н.Петрусевича, он и до сих пор служит центром умственного роста всего Карачая, но сейчас центр Карачая искусственно перетягивается в Хумаринское укрепление. Большой Карачай составляет 3 селения (Карт-Джурт, Учкулан, Хурзук), к ним примыкает ещё два – Дуут и Джазлык. Малый Карачай состоит из трех селений – Теберда, Сентинское и Каменномост. Аулы же: Джегутинский, Хумара и Мара по своему положению не могут быть причислены к Большому Карачаю, ни к Малому в виду отдаленности.

В Хумаринском укреплении бывает большой наплыв людей, особенно во время деятельности горского словестного суда. Хумаринское укрепление не есть центр для Большого  Карачая, не для Малого Карачая. Он служит только прекрасной дачей для служащих в нем лиц и играл роль постового пункта… До этого существовала общекарачаевская Индишская почта… Общекарачаевские леса расположены по двум ущельям – Кубанском и Тебердинском с их разветлением, для пользы дела местожительство старшего лесничего нужно назначить в Учкулане, а помощника в Теберде.

О горском суде. Кто знаком с бурями и вихрями в наших ущельях, тот поймет, каким страданиям подвергаются бедные карачаевцы, идя большею частью пешком в суд за 50 верст. От чего бы суду не выезжать для разбора дел в Учкулан, как это раньше и делалось.

***

Откликнувшись на заметку выше приведенную, редакция «Кубанских областных ведомостей» в № 255 публикует архивную справку М.Дикарева в которой сказано:

«Хумаринское укрепление избранно административным центром заведующим Эльбруским округом Н.Петрусевичем; имея в виду следующие доводы: при объезде этого округа карачаевцы и небольшая примесь абазинцев (138 дворов) изъявили желание иметь дарованное или отдельное управление в самом Карачае, чтобы каждый бедный, в случае необходимости, мог найти защиту и покровительство у себя под рукою, не делая для этого большие дороги по трудными не во всякое время года доступным путям. Карачаевцы содержат сами свое управление…

Дороги Хотяко (Хасаука – И.Ш.), проложена в 1855 году генералом Козловским, и на Индиш возможна для проезда только летом, зимой же езда по этим двум – Хотяко и Индиш – прекращается, единственной дорогой для Карачая является по р. Кубани…

Второе. Главное богатство и источник дохода Карачая составляет скотоводство, почему образ жизни большей части из них сложился под влиянием этих усилий совершенно иначе, чем у других туземцев, смежных с Эльбруским округом. За исключением некоторых богатых, все бедные, появляясь в Карачае на короткое время, живут почти безвыездно на кошах при своих стадах, на нанимаемых землях, находящихся в распоряжении Кабардинского, Эльборусского, Зеленчукского и гражданского Пятигорского уезда, командира пятой бригады и принадлежащих казачьим станицам 1-ой бригады Терской и 4-ой бригады Кубанской областей.

На этом громадном пространстве, нанимаемых карачаевцами земель, живет, если не большая, то и не меньшая часть половина всего населения Эльборусского округа и при том более бедная, т.е. такая для которой близость управления составляет существенную необходимость. Следовательно, чтобы доставить возможность всем одинаково удобно пользоваться учрежденным для них управлением нужно избрать такое место, которое стояло бы приблизительно в одинаковом расстоянии, как от живущих в Карачае, так и на кошах, причем при поездке за надобностями в расположенные таким образом управление сократится дорога, если не вдвое, то во всех случаях на 1/2. Кроме того для управления необходима хорошая дорога не вьючная, какая весною, вероятно, будет проложена по ущелью р. Кубани /а,/ повозочная которую скоро ожидать нельзя; при этом чины управления должны иметь пастбищные и покосные места, чего в Карачае не существует. Многие из карачаевцев, понимая несообразность жизни в горных ущельях (где, по неимению в достаточном количестве удобных мест, не могут сеять хлеб, почему постоянно должны покупать его, для чего, как ровно и для продажи своих произведений и скота, вынуждены делать до 200, а иногда и более верст), при первой возможности выселятся из глубины Карачая на более доступные места, а такая возможность представиться и, вероятно, в скором времени, при даровании карачаевскому народу (обществу) еще 40 или 50 тыс. десятин. Временно управляющий на В/ерхне-/. Николаевском посту.

МЕДИЦИНСКОЕ ДЕЛО

Около 20 лет тому назад, по мысли генерала Петрусевича и под его личным руководством на общекарачаевские суммы было построено в с. Учкулане больничное здание стоимостью в 15 тыс. рублей (при слиянии рек Учкулан и Уллу-Кама) – длиною 30 аршин, шириною 20 аршин и всотою до потолка 8 аршин. Внутрь этого здание состоит из центрального зала – 20 аршин длины и 18 аршин ширины с 8-ю колоннами по бокам и с 4-мя кафельными печами… С двух противоположенных  сторон находятся квартиры для служащих лиц и рубленый амбар с каменным подвалом.

По окончании постройки этих зданий был приглашен фельдшер из карачаевцев. Аптека под именем Карачай была снабжена всевозможными лекарствами и, как говорится, была обставлена лучше Баталпашинского. На очереди стоял вопрос об открытии приемного покоя с 10-ю кроватью и о приглашении другого фельдшера и акушера… Но этому проекту не суждено было осуществиться – умер отец Карачая генерал Петрусевич и вместе с ним стало умирать и его дело. Фельдшер так и остался один, ассигновки на лекарство уменьшились, а затем дело и вовсе стало: фельдшерский пункт был упразднен, и лекарства, как ненужные вещи были сначала  сложены в Хумаринских подвалах, а затем их перевезли в Баталпшинскую аптеку. В феврале 1896 г. медицинский фельдшерский пункт опять возобновился, фельдшер был нанят не от всего Карачая, а от пяти аулов Большого Карачая.

Кто знает старую аптеку времен ген. Петрусевича, тот при сравнении с настоящим только ахает и вздыхает, одно только величественное здание, да солидных размеров шкафы, напоминает о прежнем величии.

Об отношении народа к медицине. Как у всякого малокультурного народа, как у нашего мужика или казака, так равно и у карачаевцев существовало и теперь существует целая серия всевозможных способов лечения: наговоры, заговоры, нашептывание, всевозможные симпатические лечения, амулеты и тому подобное. У каждого почти ребенка и взрослого вы увидите на шее ладанку с защитой в ней по большой части молитвой, предохраняющей, по народному мнению, владельца её от всяких несчастий и невзгод.

В домах передовых людей вы найдете прибитую над дверями на клочке бумаги какую-то особую молитву, написанную на арабском языке, и смысл которого не понятен ни дающему её, тем паче его пациенту. В особенно опасных случаях заболеваний практикуется следующий способ лечения: приглашается эфенди, собираются родственники и знакомые больного и тут же, на глазах всех и больного режется баран с которого по возможности быстро сдирается кожа и эта ещё тёплой кожей только сто убитого животного обворачивают все голое тело больного, и здоровье убитого барана перейдет на больного.

Но наряду с подобным лечением, основанном на глубоком народном невежестве, существует и настоящая реальная народная медицина. Тут вы встретите и травы, и порошки, приготовленные самим лекарем, а просто найдутся и аптечные средства, приобретенные в Кисловодске или Пятигорске запасливыми народными лекарями.

В селе Дударуковском есть черкес-лекарь, о котором ходят и между карачаевцами самые баснословные рассказы из его медицинской практики. Прошлый год этого лекаря привезли в Учкулан к одному больному карачаевцу, и нам пришлось лично видеть у этого больного аптечные лекарства, выданные ему черкесом.

Живя бок-о-бок с карачаевской аптекой, нам приходиться видеть, что и она всегда наполнена больными посетителями. Вы только, что встаете утром, а уже видите несколько карачаевок, ожидаемых фельдшера. Надо знать, что у населения в селении, особенно летом, живут преимущественно одни женщины, мужчины же проводят почти все время на кошах, около своих стад. Поэтому аптека посещается главным образом женщинами, с которыми фельдшеру, не знающему карачаевский народ, приходится нелегко объяснятся, при секретных болезнях совершено бессилен помочь. Число аптечных посетителей колеблется ежедневно от 5 до 30 душ. Фельдшер обслуживает всех трех ущелий. Одному фельдшеру немыслимо справиться с массой больных, что для лечения женщин мужчина-фельдшер часто непригоден, ибо ему не скажут болезни. При существующих условиях невозможно лечить опасных больных… среди этих детей природы.

Нужно чтобы при Учкуланской аптеке постояно держали двух фельдшеров (которые почему-то называются Хумаринскими), а еще лучше пригласить одного врача, который находился бы всегда при аптеке, а фельдшер – в разъездах по селениям всего Карачая; при аптеке необходима фельдшерица и акушерка для осмотра больных женщин; при аптеке в высшей степени желательно было бы открыть для опасных больных приемный покой, на первых порах хотя бы с 5-ю кроватями…

НАРОДНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ

Первая школа в Карачае была открыта 1878 г. для Большого Карачая, а для Малого Карачая через несколько лет была открыта подобная школа в Теберде. При школах этих были общежития для учеников, где они пользовались и столом. Учеников тогда было сравнительно мало: 20-30 душ на школу. Собрать учеников в то время было дело нелегкое. Обыкновенно учитель обращался за этим к участковому начальнику, который делал вследствие этого предписание сельским старшинам выслать /детей/ более богатых и знатных родителей для обучения в русскую школу…

Учкуланский школьный пансион был упразднен в 1895 году. После ревизии в 1896 г. Карачая наказным атаманом Кубанской области г.-м. Маламой Яков Дмитриевичем на народное образование здесь было обращено особое внимание.

В настоящее время во всем Карачае шесть школ: в Учкуланском 2-классная, в Карт-Джурте, Хурзуке, Теберде, Маре и в Хумаринском селении одноклассные. Отроются школы в следующем учебном году в Доуте, Джазлыке, Сентах и Джегуте. Школы переполнены учащимися и некоторые, как например, Хурзукская предложены к расширению. Остается только радоваться росту школьного дела в Карачае и отчасти изумляться: лет 10 тому назад учеников силою, при рапортах препровождали в школу, как при князе Владимире в Киевскую школу, а теперь в каждом селении переполнены школы. Все это служит примером и образцом для все многомилионной Руси. Наши далеко не пережили своего младенческого периода.

На содержание Учкуланской двухклассной школы от сельского общества требуется ежегодно 3 тыс. руб., весь же годовой бюджет Учкуланского общества равняется 6 тыс. руб., т.е. 1/2 всех общественных расходов падает на народное образование. Все карачаевские школы открываются под именем нормальных, но учителя получают жалованья иногда через два месяца, а иногда четыре месяцев… Из-за отсутствия денег все съестные продукты привозятся за 110 верст из Баталпашинска.

Летом здесь ездят на арбах, в зимнее же время прекращается почти всякое сообщение с Баталпашинском, единственным почти пунктом, где русские карачаевские служащие находят все потребное для жизни. Безвыездно жить Учителю в Карачае невозможно без риску одичать и поглупеть до невозможности в три года и потерять всякий образ и подобие Божия. На билет от Карачая до ближайшей станции Владикавказской железной дороги 15 руб. … Право, жизнь начального учителя в наших диких трущобах очень и очень тяжела, а успех школы зависит от личности учителя.

Стоимость трех школьных помещений – двухклассное нормальное училище и ремесионное отделение при нем определяется в 8 тыс. руб., постройка двухэтажного здания обошлась в 6 тыс. руб.

В 1895-1898 гг. вместе с преобразованием с одноклассного в двухклассное произведен капитальный ремонт на 3 тыс. руб. Прошлый год из Хурзукского Чотчаевского квартала в Учкуланское училище ходил один ученик, а в этом году их Карт-Джурта ходят 2 ученика. Ученики, окончившие курс в своих одноклассных училищах, могут переходить в Учкуланское прямо во второй класс…

Карачаевский народ, по преимуществу, пастушеский. Стада карачаевцев разбрелись по горным станицам Кубанской области от Лабинской до Бекешевской и в Терской области до Кисловодска и Нальчика.

Занятий других, кроме овцеводства, скотоводства  и коневодства, карачаевец не любит. Самое лучшее времяпровождение для рядового карачаевца – это, опершись на свой пастушеский посох, созерцать свое стадо и окружающую его природу.

Но время идет вперед и для всех приносит что-нибудь новое. Русское влияние уже сильно сказалось на карачаевцев, и ему вдруг захотелось, кроме традиционного торчания на палке и блаженного лежания в своей тёмной и грязной сакле, пожить хоть отчасти по-русски. И стал карачаевец думать, как бы ему построить русское домишко или хотя бы своей сакле проделать ненужное до сего времени русское окно и сделать русскую печь, да поставить столик с табуреткой. Узнали об этом желании карачаевца разные тамбовские и сибирские промышленники и немедленно предложили свои услуги и, что стоит два рублей, то делается за четыре, а что стоит сто – делается за двести; одним словом – все в два дорога. Понял это карачаевец, вздохнул тяжело и стал в раздумье: что тут делать, как горю помочь? Леса у меня много, да не умею я из него ничего делать.

Нашлись добрые люди, надоумили его открыть столярню при Учкуланском училище. С недоверием первых порах послали карачаевцы своего сынишку-пастушка в столярню и с интересом ждет, что будет дальше. Через месяц сынишка торжественно приносит своему отцу табуретку, на которой написано, что сделана таким-то и такого-то числа. Обрадовался этому карачаевец, и уже смелее, с большей надеждой и доверием посылал своего сынишку в школу и мастерскую и можно надеется, через три-четыре года карачаевские пастухи будут сами делать все столярные работы и плотничьи, и не будет переплачивать пришлому люду за это – в тридорога.

В Укуланском ремесленном отделении ученики под руководством опытного столяра, делают табуретки, простые столы, кровати, диваны и т.п. Работы все отличаются прочностью и довольно изящны. В последнее время для мастерских приобрели токарный станок… Карачаевцы любят токарные изделия и зачастую найдете в темных саклях обывателей с мебелью токарной работы под именем «турецкой».

Чтобы заинтересовать новичков-учеников, станочными работами все ученические изделия изготавливают в двух экземплярах: одна вещь в пользу ремесленного изделия, а другая отдается работавшему её ученику. Это был большой праздник, когда мальчик в первый раз ней домой табуретку своего собственного труда; его сопровождали гурьбою до самой его сакли товарищи, как настоящего триумфатора, а столяр-инструктор получает 300 рублей в год.

Но в Учкулане одной столярни мало: необходимо открыть ещё кузнечно-слесарные заведение, чтобы со временем в Карачае были свои кузнецы и слесари, а то в настоящее время кумыки и грузины хорошие деньги на этом деле зарабатывают, а карачаевец стоит только опершись к притолку кузницы, и высчитывает сколько у него останется в кармане копеек, после уплаты кумыку «эки сом бир капек» (2 руб. 1 коп.)…

…Овцы здесь хорошей горской породы, преимущественно курдючные. Шерсть этих овец ценится выше шерсти простых русских овец. Шерсть продается главным образом сырцом, причем ловкие торгаши, преимущественно евреи, надувают простоватого карачаевца самым бессовестным образом. Часть шерсти обрабатывается на месте кустарным образом на сукно, которые известны на ближайших рынках Георгиевске и в Армавире, часть же переделывается на бурки. На это последнее производство и хотелось бы обратить благосклонное внимание читателя.

Карачаевские бурки в продаже ценятся в 2-3 раза дешевле кабардинских, а между тем шерсть одинаковая; весь секрет в выделке. Кабардинцы лучше выделывают свои бурки: они у них и плотнее и легче, а у карачаевцев бурка  и тяжелее и скорее похожа на полст, чем на бурку… Карачаевка отдает свою бурку местному торгашу-еврею за 2-3, а самое большое за 4 рубля, да и то получает плату не деньгами, а каким-нибудь товаром, а кабардинцы в Георгиевске отдают не дешевле 10 рублей за штуку.

Вот почему-то не мешало бы открыть при Учкуланском училище бурочное производство. На 3 селения Большого Карачая требуется ежегодно не мене 20 тыс. кирпича, но, к сожаленью, у нас нет охотника открыть кирпичный завод. Кирпичный сырец у нас каждый почти всякий порядочный хозяин умеет приготавливать, но обжигать никто не умеет. Жженный кирпич приходится покупать в станицах Кардоникской (80 верст) и в Баталпашинской  (100 верст) и покупка 1000 кирпичей с доставкой обходиться 30-40 руб., а на месте, конечно, обходиться гораздо дешевле.

О введении в училище сельскохозяйственного отдела. Карачай существует исключительно скотоводством, но некоторые из них все-таки по ущельям вокруг своих сакль сеют и злаки, преимущественно ячмень, а кое-где пшеницу и просо. В Карачае опыт показал, что с успехом может заниматься и садоводством. Здесь есть порядочные садики, существующие 20-30 лет. Учкуланцу надо прийти на встречу садоводству и развести образцовые питомники для бесплатной раздачи впоследствии жителям деревень. Некоторые училища уже покупают облагороженные деревца, преимущественно у немцев-колонистов в с.Великокняжеском. Но это не целесообразно, т.к. воспитанные изначально на жирной черной почве деревца эти плохо развиваются на карачаевской песчано-каменистой почве; во-вторых, нужно для учащихся практика прививки. Разводить в начале питомники непосредственно посевом семян и потом брать черенки для прививки из ближайших образцовых садов Красногорской, Кардоникской, Баталпашинской, плоды которых премированы были на Петербургской выставке серебряной медалью.

ДОРОГИ

До генерала Н.Г.Петрусевич в Карачае не было ни единой колесной дороги, сообщение с равнинами происходило посредством горных тропинок, по которым с трудом можно было пробираться только верхом. Известное название «Мышиная тропа» на Кубанской дороге напоминает до сих пор о тогдашних путях сообщения.

Приступив к постройке /дорог/ в Учкулан, на кои кирпич, известь и алебастр привозили в тропах верхом за сотни верст, генерал Н.Г. Пертусевич сразу убедился в необходимости прокладки колесной дороги в Большой Карачай во чтобы то ни стало. Дорога обошлась очень дорого. После Петрусевича дорожный вопрос почти совсем было заглох. С трудом поддерживалось главная дорога из Учкулана по Кубани. И только с назначением /…/ в 1898 г. начальником участка Шмыткина на дороги было обращено должное внимание. Уже весною этого года проложена новая дорога от Хурзука к Эльбрусу (25 верст), а летом проложена дорога на Джазлык и Доут, а теперь идёт разработка дороги с Индыша на Бийчесын.

Дорожный вопрос в Карачае – дело первостепенной важности. Кто знает природу Карачая, эти нависшие над ущельями хмурые брови Эльбруса – каменистые громады, кто знаком с высотою Центральных гор Кавказа…, кто знает, что карачаевские пастбища находятся на высоте 6-7 тыс. футов, тот поймет, что хорошая дорога для карачаевца – это та артерия, которая соединяет его жилище, помещенное между двух скал в трущобе, с одной стороны пастбищем для скота – это пока единственная кормилица и поилица всего Карачая, а с другой – с лесом, откуда карачаевец достает отопление для своей сакли материал для построек. Правильная разработка леса не мыслима без предварительного проложения колесных дорог по все карачаевским ущельям, где только есть лес.

Теперь приходиться наблюдать, как почти все жители здесь возят в течение всей зимы отопление для себя в тюках, верхом наложит наш обыватель на своего осла две вязанки дров и везет за 20-30 верст к своей сакле, два раза потопит саклю и опять дров нет, и опять едет он том же осле туда же за дровами, и так продолжается всю целую зиму, в плоть до того времени, когда стада, а за ними и их хозяева едут на зимний подножий корм и когда жизнь в аулах почти замирает.

Самые важные дороги, которые необходимо немедленно проложить (разработать): для Учкулана – Махарская, для Хурзука — Уллу Камская, а для всего Карачая – Бийчесынская, где находятся главные пастбища карачаевцев. Первые две существовали и раньше, но без ремонта пришли в негодность, особенно Махарская дорога это нечто невозможная: камни до трясины, трясины да камни, и это на расстоянии 18 верст… Одного валенного леса в Махарском ущелье хватило на весь Карачай на 10 лет, в теперь, из-за отсутствие дороги, это богатство природы гниет без всякой пользы, а учкуланцы за дровами на Индыш за 25-30 верст.

При Н.Петрусевиче от Карт-Джурта до Учкулана дорога проложена была по левому берегу Кубань; теперь же проделано и по правому, а первое совершено запушено. В апреле с Ныхыта полетело в пропасть тройка карачаевцев.

В самих селениях дороги тоже плохи, за исключением Хурзукской, где благодаря деятельности расторопного старшины дорога содержаться в образцовом порядке.

(«Кубанские областные ведомости», 1898, № 242, 255,259, 262, 267)

 

Дореволюционные публикации (Сост.  А.И.Айбазов, И.М.Шаманов) / Известия Карачаевского научно-исследовательского института. Вып. IX. — Черкесск: ИКО «Аланский Эрмитаж», 2013.

Вверх